пятница, 2 сентября 2011 г.

Т.В.Осипова Российское крестьянство в революции и гражданской войне 9/10


Мятежный 1919-й год
Вооруженные выступления крестьян с участием дезертиров в 1919 г. имели место во всех губерниях. Некоторые из них были настолько масштабны, что приходилось объявлять военное или осадное положение, привлекать войска. По подсчетам автора за январь-июль 1919 г. восстания произошли в 124 уездах Европейской России. В январе - феврале 1919 г. восстания произошли в отдельных волостях многих губерний, но больше всего их отмечено в Тверской губернии (в 16 волостях).
Наивысший подъем сопротивления крестьян весной дал март. В этом месяце крестьяне должны были сдать 30% годовой разверстки хлеба. На почве изъятия хлеба восстания произошли в Симбирской, Пензенской, Уральской, Оренбургской и части Казанской губернии. Это движение известно как "чапанная война" (чапан - верхняя одежда крестьян). Из поволжских деревень продотряды жестоко выколачивали хлеб, хотя, изъятый из амбаров и тайников, он погибал под дождем и снегом на станциях железных дорог из-за невозможности вывоза. По заключению Чрезвычайной ревизии Совета обороны, проводившей обследование продовольственной работы зимой-весной 1919 г. в Саратовской губернии, продкомы "не всегда понимали тонкости проводимой им политики", в каждом крестьянине видели "кулака" и "применяли зачастую крутые меры воздействия там, где не нужно было их применять, и даже там, где вредно было их применять"46. Много безобразий продработники и коммунисты из уездных ЧК и исполкомов творили в Симбирской губернии. Здесь с крестьянами обращались как в худшие времена крепостного права. Так, председатель Сенгилеевского уездного комитета РКП(б) произвольно арестовывал крестьян, сажал их в "холодную", бил и издевался, участвовал в дележе конфискованных вещей. ЧК действовала в уезде как высшая политическая власть47. Члены продотряда пьянствовали, дебоширили, бесцельно стреляли на улицах. Наибольшие притеснения и разорения испытывали состоятельные крестьяне, которые стали инициаторами восстания в крупном селе на Волге (с. Новодевичье). 4 марта по набатному звону крестьяне разоружили продотряд, арестовали председателя Сен-гилеевской уездной ЧК и после истязаний утопили в проруби. В этом уезде в восстании приняло участие 25 тыс. крестьян48. Они были поддержаны 176 пехотным полком, 2-й запасной батареей
20—1142 305

Крестьянский фронт гражданской войны.
г.Сызрани и жителями многих уездов Поволжья и Приуралья. Чтобы не дать перебросить карательные части, крестьяне разобрали часть железнодорожного пути Инза - Симбирск.
По настоянию Троцкого в Поволжье была направлена Особая комиссия во главе с П.Г.Смидовичем для выяснения обстоятельств восстания. Находясь в марте в расположении 1-й армии на станции Рузаевка Пензенской губернии, Троцкий видел масштабы крестьянского движения, о чем информировал Москву. Он настаивал на действенных мерах успокоения деревни, в том числе на "необходимости перемены хозяйственной политики", недостаточности лозунга "не сметь командовать!"49, провозглашенного Лениным на VIII съезде РКП(б). Но партия не видела необходимости перемены экономического курса: съезд внес коррективы лишь в политическую стратегию в отношении деревни, которая не сразу была осознана на местах, да и не осуществлялась на практике.
Почва для восстания, отмечала комиссия Смидовича, как и всюду, была создана мобилизациями, реквизициями скота, чрезвычайным налогом, продразверсткой, отделением церкви от государства. Комиссия установила многочисленные факты разрушения хозяйств середняков при сборе продразверстки и чрезвычайного налога, отмечала частые превышения власти советскими и партийными работниками, моральное разложение в среде коммунистов. Об этом же сообщал во ВЦИК М.С.Ольминский, собравший обширные сведения о восстании во время поездки агитпоезда "Октябрьская революция" по Симбирской губернии. Так, в Мелекесском уезде, где движением было захвачено 12-13 волостей, крестьяне включились в борьбу против бесчинствовавших и пьянствовавших комиссаров. Один из них, например, бил нагайкой служащих и предлагал за молчание 200 руб. В Мама-дышском уезде председатель уездной ЧК Кузнецов, ее сотрудник Синков и начальник милиции Ведерников производили незаконные обыски, середняков и бедняков "подводили под кулаков", оскорбляли чувства верующих, жестоко расправлялись с крестьянами, а всякое проявление недовольства выдавали за бунты. Крестьяне Нижнесанчелеевской волости объясняли, что они "вынуждены были восстать не против советской власти, но против коммунистических банд с грязным прошлым и настоящим,
306

Мятежный 1919-й год
которые грабили и разоряли крестьянское население и не входили в положение трудового крестьянства"50.
Комиссия Смидовича, отметив слабую работу советской власти, признала распространенным явлением неправильное проведение декретов, произвол, насилия, угрозы, избиения, использование служебного положения в корыстных целях. Не умея и не желая понять крестьянских нужд, коммунисты в уездах "часто действовали приказом"51.
Восстание в Поволжье шло под лозунгами "Да здравствует советская власть на платформе Октябрьской революции!", "Долой коммунистов и коммуну! Долой жидов!". В ходе восстания, отмечалось в докладе Смидовича, крестьяне фактически склонялись к позиции левых эсеров, влияние которых было заметно на каждом шагу, но застать их за "контрреволюционной" работой удалось только в с. Слободском Бугурусланского уезда52.
М.В.Фрунзе, руководивший подавлением восстания, докладывал Троцкому и Ленину, что движение носило массовый и организованный характер и имело целью овладеть Самарой, Сызранью, Ставрополем (он был взят повстанцами). Опасность восстания он видел в его связях с наступлением Колчака в районе Уфа - Бирск. Касаясь причин восстания, Фрунзе отмечал, что "движение выросло на почве недовольства экономическими тяготами и мероприятиями. А в силу несознательности населения было направлено и использовано должным образом" агентами Колчака53. В движении участвовало до 180 тыс. крестьян. Повстанцы уничтожили до 200 коммунистов и советских работников. В селе Усинском они истребили отряд в 170 человек54. В то же время при подавлении восстания было расстреляно, по сведениям Фрунзе, свыше 600 "главарей" и "кулаков"55. Но расстреливали, как свидетельствовали телеграммы с мест, не только "главарей". Так, в Сызрани было взято в плен 400 повстанцев. Политический комиссар дивизии, действовавший в этом районе, Ха-сис, сообщал, что поступил "приказ всех расстрелять"56. Кроме того, не менее 1000 человек при подавлении восстания было убито57.
Одновременно с "чапанной войной" началось верхнедонское восстание, охватившее территорию в 10 тыс. км2 и поднявшее тысячи казаков Вешенской, Еланской, Казанской, Мигулинской,
20* 307

Крестьянский фронт гражданской войны.
Слащевской, Усть-Медведицкой станиц58. Оно было ответом на политику "расказачивания" и массового террора, проводимую Донбюро РКП(б) и РВС Южного фронта на основе преступного циркуляра Организационного бюро ЦК РКП(б). Оргбюро требовало поголовного истребления верхов казачества и богатых казаков, проведения беспощадного террора по отношению ко всем казакам, прямо или косвенно участвовавшим в борьбе с советской властью, полного разоружения и расстрела каждого, не сдавшего оружия. В результате террор проводился в массовом масштабе и без разбора.
Член Донского ревкома В.А.Трифонов 10 июня 1919г., обращаясь к Ленину, писал, что обвинение всех казаков в контрреволюционности и необходимость их уничтожения - "плод незрелого размышления". Он считал, что Донбюро и Гражданупр Южного фронта не потрудились разобраться в жизни края, где они "налаживают советскую власть". В результате развязанного секретарем Донбюро РКП(б) Сырцовым террора только в Вешен-ском районе было расстреляно 600 человек. Не отставали и другие ревкомы. Ошибочным считал Трифонов и переселение крестьян из Центральной России на земли казаков. (По декрету Совнаркома от 24 апреля на Дон переселялась беднота северных губерний: Петроградской, Олонецкой, Вологодской, Череповецкой, Псковской и Новгородской. Первые сотни переселенцев из Петроградской губернии прибыли в мае. Предполагалось их расселение в Котельниковском и Усть-Медведицком районах. См. ГАРФ., ф. 130, оп.З, д.313, л.49). Переселенцы были вырезаны казаками. Циркулярная инструкция (имеется в виду директива Оргбюро ЦК от 24 января 1919 г. - Т.О.) парторганизациям и телеграмма Колегаева (член РВС и председатель Особой продовольственной комиссии Южного фронта, бывший член ЦК партии левых эсеров, нарком земледелия - Т.О.) о необходимости террора по отношению к казакам и беспощадном их уничтожении распространялись казаками в качестве агитационного воззвания. Трифонов отмечал, что лучшего материала против коммунистов трудно придумать59.
Этим восстанием казаки защищали свое право на жизнь. Для подавления восстания казаков были направлены войска в составе 39 800 штыков, 5570 шашек, 62 орудий, 341 пулемета. Кресть-
308

Мятежный 1919-й год
янские полки отказывались выполнять роль карателей, переходя на сторону повстанцев в полном составе, как сделал Сердобский полк, сформированный из крестьян Саратовской губернии60. Сломить казаков Красной Армии не удалось. Восстание донских казаков помогло Деникину собрать силы (в его армии влилось до 30 тыс. казаков) и перейти в наступление, создав угрозу Москве. Тогда же весной восстали уральские и оренбургские казаки.
Весной 1919 г. начались восстания крестьян и дезертиров из Красной Армии в Астраханской, Саратовской, Тамбовской, Воронежской, Орловской, Курской, Тверской и других губерниях Центральной России и массовое антикоммунистическое движение крестьян Украины. Летом крестьянское сопротивление пре_-вратилось в настоящую войну с коммунистической властью.
Материалы Орловского военного округа, куда входили аграрные губернии центра страны, отмечают типичные явления среди крестьян. По данным на 26 мая, в Курской губернии на призыв в Красную армию явилась лишь одна пятая часть призывников, из них дезертировало более 40%61. В Орловской губернии дезертирство доходило до 75%62. В Елецком уезде на почве реквизиции хлеба произошло восстание 15-20 тыс. крестьян и дезертиров. Ими был схвачен и расстрелян комендант Елецкого укрепрайона Комаров63. Воронежская губерния была переполнена дезертирами, число которых, несмотря на принимаемые меры, неуклонно росло. 21 марта военный комиссар Орловского округа Макаров сообщал в Центр, что в десяти южных уездах решено объявить военное положение. По его же сообщению от 30 марта, вся Воронежская губерния объявлена на военном положении, а некоторые уезды - на осадном64. В конце мая - начале июня скопление дезертиров и нежелание крестьян идти на мобилизацию привели к восстаниям в Богучарском, Бирюченском, Валуйском, Задонском, Землянском, Калачевском, Новохоперском, Павловском уездах65. Для их ликвидации требовались большие силы. То же происходило в Белгородском, Граййорон-ском, Корочанском, Курском, Путивльском, Старооскольском, Суджанском, Фатежском уездах Курской губернии, где дезертирство в конце мая достигло бО-ТОУо66. В Путивльском уезде (по данным на 13 июня) мобилизации вообще не давали результатов: дезертирство было поголовное67. Для подавления восстаний кур-
309

Крестьянский фронт гражданской войны.
ских крестьян, кроме местных сил, были использованы войска, отступавшие с Украины.
Причины восстаний крестьян в первой половине 1919г. были те же, что и в конце 1918 г. Но к ним прибавилось левацкое стремление коммунистов ускоренными темпами перевести крестьян на общественную обработку земли. Съезд сельских исполкомов Рышковской волости Курского уезда в апреле 1919 г. постановил разогнать все созданные коллективные хозяйства, а имения разобрать, чтобы в них не были организованы коммуны. Крестьяне выполнили решение волостного съезда и, кроме того, потребовали от власти "снять с себя название коммунистической"68. В Путивльском и других уездах мобилизованные требовали возвращения собранного с них чрезвычайного налога". Это требование широко выдвигалось и мобилизованными крестьянами в северных, северо-западных и промышленных губерниях.
В 20-е годы Д.Я.Кин проанализировал информационные материалы Политуправления РККА о крестьянских восстаниях, имевших место в первой половине 1919 г. в трех губерниях аграрного центра (Воронежская, Курская, Орловская). Из 238 выявленных им восстаний, 72 произошли на продовольственной почве (30,25%), 51 - на почве мобилизации (21,43%), 35 - восстания дезертиров (14,7%), 34 - из-за реквизиций (14,29%), 17 - из-за аграрных споров (7,14%) и 6 - на политической почве среди красноармейских частей (2,52%), остальные - по другим причинам70.
Стоит обратить внимание на положение дел в Тамбовской губернии летом 1919г., ибо без этого трудно будет понять истоки ожесточенности крестьянской войны в 1920-1921 гг. Летом здесь из 14 785 человек, подлежавших мобилизации, на призывные пункты явилось лишь 3108 (21%)71. На 20 июля в губернии числилось 48 572 дезертира, а к концу года уже 120 тыс.72 В районе станции Соседка Моршанского уезда дезертиры взяли в плен 60 коммунистов и убили 6 красноармейцев73. В этом же уезде вооруженную борьбу 7 тыс. дезертиров против отрядов ВОХР поддержало население Алгасовской, Матчерской, Со-сновской, Пичаевской волостей. В Тамбовском уезде вооруженные выступления дезертиров были в четырех волостях, в Кирсановском - в районе Инжавино, ставшем центром крестьянской войны в губернии74.
310

Мятежный 1919-й год
В конце 1918 г. с тамбовских крестьян взыскали огромную контрибуцию хлебом за участие в ноябрьских восстаниях. В 1919 г. в губернии была установлена продразверстка в 27 млн пудов. Но год выдался неурожайным и крестьяне прятали скудные остатки прошлогоднего хлеба. В июне стало ясно, что добровольной сдачи хлеба не будет". 20 июня Тамбовский губисполком констатировал полное прекращение сдачи хлеба крестьянами76. 3 июля в восьми уездах было введено военное положение77, чтобы сломить сопротивление крестьян. На фоне массового дезертирства применение вооруженной силы продотрядов для сбора хлеба лишь обострило положение. 26 июля Кирсановский уездный ВРК признал бессилие власти в борьбе с дезертирами, заложниками которых стали коммунисты и работники деревенских Советов. ВРК приказал волостным исполкомам, военным комиссарам и ячейкам РКП(б) взять заложников из кулаков, укрывателей дезертиров, самогонщиков и других, чтобы они отвечали головой за каждого убитого коммуниста и любое сопротивление крестьян78.
В сводке о деятельности центральной и местных комиссий по борьбе с дезертирством за 16-30 июня 1919 г. отмечалось, что неудачи на фронтах, с одной стороны, и энергичная борьба комиссий по борьбе с дезертирами, не дающая им безнаказанно скрываться, с другой стороны, привели к восстаниям в большинстве губерний, достигшим наибольшей силы в тылу Южного фронта - в Тамбовской, Воронежской и Саратовской губерниях. Там, соединившись с казаками, восставшие создали угрозу фронту". Восстания крестьян в аграрных губерниях Центра способствовали прорыву конницей генерала Мамонтова Южного фронта и его развалу. Крестьяне занятых казаками мест поощрялись к разгромам и грабежам складов, ссыпных пунктов, разрушению советского аппарата. Рейд Мамонтова по тылам Красной Армии сорвал возможность получения продовольственной дани с этих губерний.
В Самарской губернии дезертиры объединялись с казаками; для борьбы с ними использовались части 4-й армии80. В Саратовской губернии дезертиров насчитывались десятки тысяч. Они дезорганизовали власть Советов в Пугачевском и Балашовском уездах; южная часть последнего стала центром сосредоточения "зеленых". В уезде были разграблены все советские хозяйства; на
311

Крестьянский фронт гражданской войны.
митингах повстанцы призывали к соединению с Колчаком и Деникиным. В июне в Балашовский уезд вошли войска Деникина, которых крестьяне встретили как освободителей. Но и режим белой армии не принес облегчения крестьянам.
В начале 1919 г. Ленин в двух телеграммах потребовал от саратовских коммунистов беспощадного искоренения белогвар-дейщины, рекомендуя "обработку" особыми отрядами каждой волости прифронтовой полосы, подавления "зеленых", возвращения дезертиров81. По рекомендациям Ленина коммунисты Ба-лашовского, Аткарского, Сердобского и Петровского уездов сформировали специальные отряды для борьбы с восставшими. "В это время, - писал в своих воспоминаниях председатель Саратовского губисполкома В.А.Радус-Зенькович, - кулаки Балашов-ского уезда, славшие делегацию за делегацией к Деникину и в большинстве волостей не сдавшие государству ни одного зерна из урожая 1918 г., получили должное возмездие за свои, контрреволюционные действия"82. О том, с какой жестокостью расправлялись коммунистические отряды с восставшими крестьянами и дезертирами, можно видеть на примере действий отряда Черему-хина, руководившего карательными акциями в губернии. Только в селе Малиновское его отряд, вступив в бой и разбив "зеленых" и восставших крестьян, сжег 283 двора. В четырех уездах за два месяца (с 18 июля по 22 сентября) отрядом было расстреляно 139 человек83. Усмирены были и другие уезды. Отряды "зеленых" ушли в армию Деникина.
Как видим, летом 1919 г. крестьянство аграрного центра и Поволжья своей борьбой против политики советской власти, уклонениями от призывов и дезертирством из Красной Армии способствовало успехам Деникина. Однако неправомерно видеть в этом, как делает М.Бернштам, "историческое единородство повстанчества и всего народного сопротивления с белым движением". Крестьянское сопротивление носило, вне всяких сомнений, антисоциалистический характер. Но оно не поддержало и режим белых.
Дезертирство и уклонение от призывов в армию крестьян Центрально-Промышленного района также приняли широкие масштабы, превратившись и здесь во внутренний фронт. В конце мая во Владимирской губернии 90% призывников уклонились
312

Мятежный 1919-й год
от мобилизации84. В июле восстания произошли во Владимирском и Юрьев-Польском уездах85. В оперативной сводке управления Нижегородского сектора войск внутренней охраны (ВОХР) сообщалось, что на почве мобилизации, взыскания чрезвычайного налога, учета и переучета хлеба, недовольства местными ячейками РКП(б) происходят убийства коммунистов, нападения дезертиров на Советы. В Семеновском, Лукояновском, Нижегородском, Павловском уездах Нижегородской губернии происходили восстания86.
В Тверской губернии на сборные пункты не являлось до 80-85% призывников. С февраля по июль в губернии произошло 43 выступления дезертиров. В июле во всех 14 уездах губернии начались восстания. В Вышневолоцком и Корчевском уездах в них участвовало по семь волостей, в Бежецком и Зубцовском - по три, в Кашинском - две и т. д.87 1 июля губерния была объявлена на военном положении88. В результате военных действий против 5 тыс. "зеленых" в Вышневолоцком уезде было убито и ранено 36 человек (из них 30 повстанцев), захвачено в плен с оружием в руках 700 человек, преимущественно дезертиров89.
В июне - июле массовые выступления дезертиров и крестьян, переросшие в восстания, имели место в Московской, Вологодской, Костромской и Ярославской губерниях. Летом 1919 г. из десятков тысяч вооруженных дезертиров здесь организовались целые армии "зеленых"90. В с. Красном (Костромская губерния), окруженном лесами, 600 дезертиров вступили в бой с отрядом Ярославского губчека под командой А.В.Френкеля, отличавшегося особой жестокостью при проведении карательных акций. Дезертиры были поддержаны 1500 крестьянами окрестных селений, вооруженными кольями и вилами. В итоге шестичасового боя было убито 50 крестьян, а всего в результате подавления восстания погибло 300 человек, расстреляно 60 руководителей, взяты заложники, на село наложена контрибуция в 500 тыс. руб. За два дня боев (14 и 15 июля) было сожжено пять селений91. В с.Са-меть, подожженном отрядом Френкеля, сгорели 170 домов и завод. Сожжено было и село Никольское, хотя дезертиров здесь не было. В селах Лисково и Жарки отряды ЧК отобрали у крестьян все имущество92. 30 июля Френкель доносил из Ярославля, что им при подавлении восстания в Петропавловской волости убито
313

Крестьянский фронт гражданской войны.
и расстреляно около 200 мятежников93. Жертвами этого отряда нередко становились лица, непричастные к восстаниям и дезертирству. Костромской губвоенком Филатов отмечал крайнее озлобление крестьян действиями карателей. Об этом же во ВЦИК поступали сообщения из Ярославской губернии.
Крупным очагом дезертирского движения стал тыл VI армии Северного фронта. Движение началось одновременно на смежных границах Вологодской, Костромской и Ярославской губерний. В Ярославской губернии восстание распространилось на три района. В первом, охватившем Угличский, Мышкинский и Мологский уезды, руководили восставшими местный помещик офицер князь Гагарин, поручик Виноградов и офицеры Пашков, братья Озеровы и др. Второй район охватил весь север губернии - Пошехонский уезд, часть Рыбинского и Тутаевского уездов и прилегающие уезды Вологодской губернии. Здесь командовали "зелеными" граф Мейер, князь Голицын, прапорщик Максимов. Третий очаг - Любимский уезд, часть Даниловского и западная часть Костромской губернии*4.
20 мая в Угличском, Мышкинском и Мологском уездах восставшими были разогнаны волостные Советы, многие советские и партийные работники убиты. Два отряда дезертиров направились к Угличу и Мологе. В начале июня дезертирские отряды в этом районе были разбиты. Князь Гагарин и два его помощника офицера были убиты. 5 июня в районе Мологи был разбит и почти тысячный отряд Голицына. Крестьяне были отпущены по домам95. Вскоре около г.Мышкина был разбит отряд поручика Виноградова96.
Сложнее было в районе Пошехонья-Данилова и Любима, где создалась реальная угроза VI армии Северного фронта. 5 тысяч организованных и вооруженных дезертиров подошли к Пошехо-нью, разгромив по пути Советы, коммуны, взяв заложников из семей красноармейцев и коммунистов. 5 июля 1919 г. Реввоенсовет армии в районе восстания ввел осадное положение. Только 10 июля, сконцентрировав отряды из Вологды, Рыбинска, Ярославля, Грязовца, удалось разбить повстанцев97. После этого за несколько дней в военкоматы явилось около 3000 дезертиров98.
В Любимском и Даниловском уездах офицеры Пашков и Озеров привлекли значительную часть уклонившихся и призывни-
314

Мятежный 1919-й год
ков, организовав их в 12 отрядов по типу царской армии. Они называли себя "Народной армией", вели политическую работу, агитируя за Учредительное собрание. Восставшие громили Советы, разрушали мосты, железнодорожные пути, разграбили эшелон с оружием. К концу июля "зеленые" были рассеяны, но окончательно они были ликвидированы лишь в 1920 г. До пяти тысяч дезертиров укрывались в Уреньском крае Костромской губернии, где борьба с ними затянулась до 1921 г.", чему способствовали особенности этого лесистого отдаленного района.
Массовое уклонение от призыва и дезертирство из армии создавали еще один фронт гражданской войны, проходивший через каждую деревню. Это был крестьянский фронт борьбы. Зимой и весной 1919 г. колебания крестьян Сибири, Урала и Поволжья использовал Колчак. Летом 1919 г. на сопротивление крестьян продразверстке, на движение дезертиров в Саратовской, Воронежской, Тамбовской, Курской, Орловской, Тульской и других губерниях центра страны и Украины делал ставку Деникин, рассчитывая не только уничтожить Красную Армию на фронте, но и взорвать Советскую власть в тылу. И это ему в определенной мере удалось. В результате в начале июля "наступил один из самых критических, по всей своей вероятности, даже самый критический момент социалистической революции", - признавал Ленин в письме "Все на борьбу с Деникиным!"
Движение дезертиров в Центральной России не получило освещения в советской исторической литературе. Поэтому даже такие исследователи, как О.Рэдки, М.Левин, М.Бернштам и М.Френкин, свободно ориентирующиеся в проблемах народного сопротивления в годы гражданской войны, считали, что оно существовало лишь в Черноморье (о чем имеется документальная работа Н.Вороновича) и отчасти на Украине. "В Средней России, на юге России и в Сибири, - пишет Бернштам, - зеленого движения не было, если не называть зеленым, как это часто ошибочно делается, просто политически разложившиеся отряды из матросов, из дезертиров Белой и Красной Армии или отряды грабителей, бандитов. Таковых было немало во все смутные времена во всех странах.при историческом анализе они выпадают в осадок"100. Не зная о масштабах развития этого движения в Центральной России, Бернштам делает явно поспешный и необосно-
315

Крестьянский фронт гражданской войны.
ванный вывод: "Зеленое движение и третья сила (к ней он относит демократические и социалистические партии и массу российской интеллигенции - Т.О.) в историческом смысле оказались в значительной степени силой прокоммунистической, как и все левые движения, массовые и политические. Они сражались против белых и против национальной России, лишь отчасти и прерывно против красных"101. Стоит напомнить, что борьба украинских крестьян под руководством Н.Махно носила открытый политический антикоммунистический характер. В Поволжье и Центре страны дезертирско-зеленое движение также имело четко выраженную антикоммунистическую направленность. В июле 1919 г. дезертиров в европейской части России было 266 тыс., в августе - 284 тыс., а за все месяцы второго полугодия 1919 г. - 1545 тыс. человек.102
В центре страны не оказалось политической партии, способной возглавить разрозненную и стихийную борьбу крестьян. Эсеры, программа которых была наиболее близка патриархальному крестьянству, находились в состоянии глубокого кризиса, не имея ни единого руководящего центра, ни низовых организаций, разгромленных коммунистами. Крестьянские восстания возникали стихийно, но их массовость создавала внутренний фронт, отвлекавший с боевых фронтов значительную часть сил Красной Армии. Для борьбы с повстанцами были созданы специальные части внутренней охраны (ВОХР, ЧОН), увеличена численность отрядов ВЧК и др.
В период борьбы с Колчаком и Деникиным одной из актуальных проблем борьбы с контрреволюцией в тылу стало возвращение дезертиров в армию. Ее неотложность диктовалась и тем обстоятельством, что к лету 1919 г. все призывные контингенты были исчерпаны. Пока мобилизационные ресурсы имелись, борьбе с дезертирством и уклонениями не уделялось большого внимания. Созданные на основе постановления Совета Обороны от 25 декабря 1918 г. комиссии по борьбе с дезертирством не имели реальных сил и средств для работы. Объявленный тогда же "двухнедельник" добровольной явки дезертиров не дал результатов. Страна представляла из себя "кипящий котел"103. В апреле-мае 1919 г. в период борьбы с Колчаком Совет Обороны и Реввоенсовет борьбу с дезертирством и уклонениями выдвину-
316

Мятежный 1919-й год
ли как самую неотложную задачу. В апреле председатель Центральной комиссии по борьбе с дезертирством, заместитель председателя Высшей Военной инспекции И.А.Данилов направил в ЦК РКП(б) письмо, в котором изложил план усиления деятельности комиссии. На первое место Данилов ставил политическую работу среди трудящихся и особенно в красноармейских частях. Но поскольку дезертирство "превратилось в запущенную болезнь", с ним необходимо бороться и методами принуждения104. Перед Реввоенсоветом республики он настаивал на принятии решительных мер как к дезертирам, так и к уклонившимся, поскольку их безнаказанность развращает население и разлагает армию105. 23 апреля Политбюро ЦК РКП(б) постановило "развить самую широкую агитацию против дезертирства" через печать106.
3 июня 1919г. Совет Обороны принял постановление о мерах по искоренению дезертирства. Всем уклонившимся от мобилизаций и дезертировавшим из армии предоставлялась возможность загладить свое преступление добровольной явкой в ближайший военный комиссариат. Те, кто явится в течение недели со дня опубликования постановления, освобождались от суда и наказания. Неявившиеся объявлялись врагами и предателями трудящегося народа и подлежали строгому наказанию, вплоть до расстрела107. Комиссиям по борьбе с дезертирством предоставлялось право среди прочих мер наказания применять конфискацию имущества или части его, лишение земельного надела или части его и передачу их во временное пользование семьям красноармейцев. Такие же меры могли быть применены и к укрывателям дезертиров1". Совет Обороны обязывал военных комиссаров широко оповестить население о данном постановлении, расклеить его на железнодорожных станциях, во всех общественных местах, распространить в городах и деревнях.
Меры по искоренению дезертирства подразделялись на предупредительные и карательные. Решающее значение придавалось предупредительным, направленным на развитие и углубление политической сознательности и общего культурного уровня населения, особенно красноармейцев и призывников, расширению агитационно-пропагандистской кампании о вреде дезертирства, разъяснению массам того, что дезертиры не могут скрыть-
317

Крестьянский фронт гражданской войны.
ся. В числе предупредительных мер не последнее место занимали разъяснения о карах злостным дезертирам и информация об осуществленных приговорах. Постановление Совета Обороны значительно расширяло права комиссий по борьбе с дезертирством. Им предоставлялось право квалификации дезертиров, выявления среди них злостных, совершивших несколько побегов из частей, унесших оружие, создававших банды и пр. В качестве карательных мер комиссии могли проводить облавы в местах скопления дезертиров, проверку документов, правильность полученных отсрочек и т.д.
5 июня Центркомдезертир издал инструкцию по проведению кампании добровольной явки дезертиров. Рекомендуя проведение широкой разъяснительной работы в деревне, инструкция подчеркивала необходимость осторожного применения репрессивных мер, чтобы не вызвать осложнений. Так лишение земельного надела могло производиться лишь временно, до явки дезертира109. Тогда же местные органы госконтроля получили циркулярное письмо за подписью И.А.Данилова, в котором предлагалось упорядочить работу органов социального обеспечения, т. к. беспокойство за необеспеченность семей являлось одной из причин дезертирства. Пособия семьям красноармейцев, указывалось в письме, должны были выдаваться не позднее месяца со дня призыва"0. Наркомзем распорядился создать в уездах и волостях комиссии из представителей военкоматов, земотделов и семей красноармейцев для выяснения нужд служащих в Красной Армии и добиваться удовлетворения их в первую очередь, не допуская волокиты, канцелярщины и халатности. Комиссии по борьбе с дезертирством должны были контролировать собесы и земотделы1". За халатность и бездействие губком-дезертир мог привлечь органы собеса к суду"2. В качестве агитаторов рекомендовалось привлекать работниц и крестьянок, особенно жен красноармейцев. Разъяснительная работа и преследование дезертиров в деревне развернулись в невиданных ранее масштабах.
Одновременно с расширением политической работы были усилены репрессивные меры. Сопротивление крестьян мобилизации стало квалифицироваться центральной властью как бандитизм и уголовщина. 20 июня 1919 г. ВЧК и комиссиям по борьбе с дезертирством было предоставлено право расстрела за бандитизм и пособничество бандитам.
318

Мятежный 1919-й год
При каждом отряде губкомдеза находилась выездная сессия революционного трибунала для открытого суда над дезертирами и бандитами. Эти сессии, писал С.Оликов, работавший в комиссии по борьбе с дезертирами Орловского военного округа, были своеобразными "митингами-летучками", преследовавшими пропагандистские и агитационные цели. Они проводили опрос дезертиров, свидетелей, затем выступали обвинители и защитники, выслушивались высказывания и возражения населения. Часто суды превращались в митинги, где выяснялся основной вопрос: "Зачем воевать?" Это были суды не столько над личностями дезертиров, сколько над контрреволюционными настроениями и над причинами, вызвавшими дезертирство, а также над темнотой и "слабостью воли" дезертиров. Приговоры обыкновенно носили условный характер, с предложением идти на фронт искупать вину"5.
Вот типичный пример работы комдеза летом 1919 г. в одной из зажиточных волостей Ливенского уезда Орловской губернии, переполненной дезертирами. Прибыв в волость, комдез призвал их к добровольной явке. Но деревни словно вымерли - люди спрятались, скот угнали, на избах замки, говорить было не с кем. Председатель волисполкома подтвердил, что дезертиров много, но население твердо решило не выдавать их. Начальник отряда расклеил извещения, что если через 4 часа дезертиры не явятся, приступят к описи имущества и отправке его в уезд. Население стало возвращаться, но без дезертиров. Отряд в переговоры не вступал. По истечении срока приступили к описи и погрузке имущества. Через час после этого население потребовало начальника отряда на сход. После короткой беседы постановили: "Всем дезертирам идти на фронт". Имущество было возвращено. Дезертиры с песнями пошли в Ливны. По дороге к ним присоединялись толпы дезертиров из соседних сел. Через день 7 тысяч дезертиров вернулись в Ливны"4. В Рязанской губернии около 11 тысяч дезертиров добровольно явились в армию"5. Крестьяне Краснококшайского, Демяновского, Холмского, Кирсановского, Калужского и других уездов обязались сами развернуть беспощадную борьбу с дезертирством и привлечь уклонившихся от призыва к строжайшей ответственности"6. В июне было задержано 44 тысячи дезертиров, а добровольно явилось 156 тысяч. Из
319

Крестьянский фронт гражданской войны.
них злостными (т.е. уклонившимися от призыва или дезертировавшими более двух раз, уносившими оружие, снаряжение, враждебно относившимися к Советской власти) были признаны 8 тысяч, дезертирами по слабости воли - 192 тысячи"7. Срок добровольной явки дезертиров продлевался несколько раз. По данным семи военных округов на 26 июля 1919 г. добровольно явилось и было задержано 380 597 дезертиров. Из них добровольно явилось 47%118.
Вернуть полтора миллиона дезертиров в армию и погасить пожар крестьянской войны не удалось ни репрессиями, ни массированной идеологической обработкой населения, ни мерами экономической помощи семьям красноармейцев и льготами средним крестьянам по налоговому обложению, ни помощью кустарям, ни амнистией крестьянам, по "несознательности" участвовавшим в восстаниях. Перелом наступил лишь тогда, когда Деникин стал приближаться к Москве. Реальная угроза возвращения помещиков на некоторое время ослабила волну крестьянской войны. Пошли на убыль восстания. Сельские сходы Новохоперского, Воронежского и других уездов стали выносить постановления о добровольной выдаче дезертиров, улучшилась явка мобилизованных. В Курской губернии дезертирство сократилось до 2-5%'", в Тамбовской - до 20%120. В Тамбов, Тулу, Рязань и другие города дезертиры возвращались тысячами, требуя оружия и отправки на фронт121.
В эти месяцы в армию вернулось 975 тысяч дезертиров, из них 95,7% добровольно. Из 100 тысяч злостных дезертиров 55 тысяч были направлены в штрафные части, 5934 приговорены к тюремному заключению (в большей части условно), 4112 к условному расстрелу, 612 - к расстрелу (главари и активные участники банд). Основная масса вернувшихся дезертиров была направлена в запасные части и только 286 тысяч отправлены на фронт122.
Крестьяне дезертировали не только из Красной армии. В тылу Колчака и Деникина из крестьян - дезертиров и уклонившихся от мобилизации создавались партизанские отряды. В ноябре 1919 г. в тылу Деникина действовало более 100 тысяч партизан, на Южном фронте свыше 25 тысяч вооруженных крестьян присоединились к Красной армии123. Г.К.Орджоникидзе 19 ноября 1919 г. в письме Ленину, обобщая опыт крестьян Украины, Орловской и
320

Мятежный 1919-й год
Курской губерний, писал: "Безусловно, что крестьяне не прочь были попробовать, что им даст Деникин, поэтому к нам при нашем отступлении относились если не враждебно, но в лучшем случае безразлично. Не то теперь. К нам идут добровольцы, возвращаются дезертиры и просятся на фронт. Крестьяне "просят принять все меры, чтобы не пустить больше деникинцев". В сознании населения, разоренного белой армией, совершился переворот - "крестьянство повернуло в нашу сторону". Теперь крестьяне не говорят "красные и белые", а просто - "наши" и "Деникин"124.
Однако разгром Колчака и Деникина не облегчил положения крестьян. Более того, государственный гнет усилился. В конце 1919 г. вновь начались многотысячные восстания. Повстанцы Красноуфимского и Осинского уездов Пермской губернии в середине декабря угрожали городам Вятской губернии: Сарапулу, Воткинску и Ижевску125. Крестьяне Новохоперского уезда Воронежской губернии отказались снабжать воинские части продовольствием, фуражом, подводами12*. На военном положении находились смежные уезды Костромской и Нижегородской губерний: Ветлужский, Варнавинский, Воскресенский, Семеновский127. Два уезда Ярославской губернии, Даниловский и Любимский, были на осадном положении128. В марте 1920 г. восстаниями были охвачены Богородицкий, Чернский, Крапивенский, Лихвин-ский, Ряжский уезды. Самыми "ненадежными" губерниями вновь стали поволжские и приуральские, где катилась мощная волна "вилочного восстания", предваряя девятый вал крестьянского негодования.
Ленин, как уже говорилось, отрицал массовый характер крестьянских выступлений129. Не находя вины коммунистов в провоцировании крестьянской войны, он все формы сопротивления деревни называл бандитизмом. Лишь после восстания моряков Кронштадта в ноябре 1921 г., ретроспективно обозревая пройденный страной путь, Ленин наконец признал, что и до 1921 г. "крестьянские восстания... представляли общее явление для России"130.
В 1919 г. Советская власть сумела одержать убедительные победы над силами реставрации. Однако в силу антикрестьянской направленности экономической политики и отношения к кресть-
21 — 1142 321

Крестьянский фронт гражданской войны.
янству лишь как к объекту, подлежащему революционному (т.е. с применением насилия) перевоспитанию, ей не удалось одержать убедительных побед в борьбе с крестьянством. Летом 1919 г. наступление армии Деникина и крестьянские восстания поставили коммунистический режим на грань катастрофы. Но белым генералам еще более не было дано понять крестьянство, признать его демократические права, безвозмездно отдать ему землю, остановить грабежи и насилия. Колеблясь, крестьянство из двух зол выбрало меньшее, т.е. советскую власть, дав шанс правительству добиться взаимопонимания с деревней. Но осознать необходимость изменения отношений с крестьянством, ослабить в этот год государственный нажим на деревню партия коммунистов оказалась неспособной.
Крестьянское сопротивление расширяющейся системе "военного коммунизма" в 1919 г. превратилось в постоянный фактор гражданской войны.
5.2. Девятый вал крестьянского сопротивления
1920 год... На территории Центральной России, Поволжья, Урала, Сибири уже нет интервентов и белых армий. Но в 36 губерниях сохраняется военное положение131: по-прежнему идет борьба с крестьянством. Крестьянство не хочет мириться с "военным коммунизмом" как системой отношений города и деревни. В 1920 г., по признанию опытного карателя и выдающегося военачальника М.Н.Тухачевского, Красной Армии приходилось подавлять уже не отдельные "кулацкие" выступления, а вести борьбу с народом.
Одним из первых необходимость отказа от "военного коммунизма" осознал Троцкий. Под влиянием настроений армии и знакомства с состоянием хозяйственной жизни Урала он пришел к выводу, что "методы военного коммунизма, навязанные нам всей обстановкой гражданской войны, исчерпали себя и что для подъема сельского хозяйства необходимо во что бы то ни стало ввести элемент личной заинтересованности, т.е. восстановить в той или другой степени внутренний рынок"132. 4 февраля 1920 г. в докладной записке в ЦК РКП(б) он писал: "Нынешняя политика уравнительной реквизиции по продовольственным нормам,
322

Девятый вал крестьянского сопротивления
круговой поруке при ссыпке и уравнительного распределения продуктов промышленности направлена на понижение земледелия, на распыление промышленного пролетариата и грозит окончательно подорвать хозяйственную жизнь страны". Продовольственные ресурсы, говорилось в записке, грозят иссякнуть и никакое усовершенствование реквизиционного аппарата не сможет помочь. В связи с этим он предлагал заменить изъятие излишков (продразверстку) процентным отчислением, своего рода подоходно-прогрессивным налогом, который создал бы материальную заинтересованность в расширении запашки и лучшей обработке земли133.
Однако Троцкий не получил поддержки: за его предложение голосовали 4 члена ЦК, против - II'34. Ленин был категорически против отмены продразверстки. 6 марта 1920 г. на заседании Московского Совета он еще раз подчеркнул, что по отношению к "мелкобуржуазным собственникам, к мелким спекулянтам, число которых миллион... наше отношение к ним есть отношение войны. Это мы заявляем прямо, и это лежит в основе диктатуры пролетариата"135. Ленина поддерживало большинство партии. Н.Осинский, например, резко высказывался против замены продразверстки налогом даже в ноябре 1920 г. Пробуждение у крестьянина стимула к развитию хозяйства он считал курсом на кулака, а восстановление свободной торговли - срывом государственных (принудительных) заготовок. Он предлагал не ослаблять принуждение, а наоборот, усилить государственное вмешательство в частное сельскохозяйственное производство крестьян136.
Политика ЦК РКП(б) и Совнаркома дорого обошлась народу. Только через год Ленин понял: продразверстка была основной причиной глубокого экономического и политического кризиса137. Но и тогда он считал, что "большие массы не сознательно, а инстинктивно, по настроению были против нас"138.
Кризис доверия крестьянства к советской власти Ленин относил лишь к весне 1921 г. Но уже в 1919 г. гражданская война между "красными" и "белыми" шла параллельно с войной крестьянства против политики "военного коммунизма", а в 1920 г. она стала "девятым валом" народного возмущения.
В январе - марте 1920 г. в уездах Казанской, Уфимской, Самарской губерний катилась волна "вилочного восстания" (дру-
21* 323

Крестьянский фронт гражданской войны.
гое его название - восстание "Черного орла и земледельца"). Предыдущий год, как и 1920-й, был в этих губерниях неурожайным. Однако власти с этим не хотели считаться, хлеб выгребался "под метлу". Продовольственное совещание Мензелинского уезда потребовало выполнения разверстки в 10 дней, "не останавливаясь перед арестами и применением вооруженной силы"139. Действуя в соответствии с этим, уполномоченный уездного продкома Пудов 20 января за отказ сдать 100% разверстки в с. Новая Елань Троицкой волости арестовал 20 человек, в том числе женщин, и посадил их в холодный амбар. Не добившись мирного освобождения арестованных, крестьяне решили перебить продотряд (35 человек). Пудов с частью отряда сбежал, а крестьяне разослали гонцов в соседние села, поднимая их на восстание. Пламя восстания распространилось с невероятной быстротой. К середине февраля оно охватило почти 90 волостей шести уездов: Мензелинского, Уфимского, Белебеевского, Бирского, Чистопольского, Бугульминского140. В Мензелинском уезде в 14 восставших волостях в движении участвовало 40 тысяч человек. Руководил ими штабс-капитан Шумановский141. В Бирском, Уфимском, Белебеевском уездах в восстании участвовало 15 тысяч, из них 1500 человек конных142. Крестьяне намеревались захватить Мамадыш, Елабугу, Кукумор, Вятские Поляны, где находились ссыпные пункты, чтобы не допустить вывоза хлеба из губернии141. Общая численность восставших по донесениям ЧК достигала 400 тыс. человек.144 Восстание подавили части регулярной армии в составе 10 тыс. штыков и сабель, усиленных артиллерией и бронепоездами. В ходе восстания были убиты сотни коммунистов и советских работников: в Мензелинском уезде - до 300 человек, Белебеевском - 200 коммунистов, Бугульминском -более 100 человек145 и т.д. Потери повстанцев в Мензелинском уезде: убито 544 человека, ранено 465, взято в плен 224146. Всего повстанцы потеряли 637 человек убитыми и 3235 было взято в плен147, но эти данные далеко не полные.
Сообщения о нарастающем вооруженном сопротивлении крестьян поступали в Москву со всех сторон - из Витебской, Вятской, Воронежской, Курской, Орловской, Пензенской, Смоленской, Тульской и других губерний. На первом месте по активности борьбы были крестьяне Уфимской, Вятской, Перм-
324

Девятый вал крестьянского сопротивления
ской, Екатеринбургской губерний, где хлеб также выбирался "под метлу".
В 1920 г. в связи с Польской кампанией вновь поднялась волна дезертирства, давшая за январь-июнь 1093 тыс. человек148, а добровольная явка дезертиров уменьшилась в два раза149. Армия дала деревне талантливых организаторов и руководителей по-встанческо-партизанской войны крестьянства на Украине, в европейской части России и Сибири. Одна социальная среда и сходные политико-экономические условия в разных местах порождали одинаковые приемы борьбы с органами власти. Повстанцев поддерживали широкие массы крестьянства.
Как уже отмечалось, в официальных документах все формы борьбы крестьян против государственного гнета именовались контрреволюцией и бандитизмом. 19 февраля 1920 г. Совнарком принял еще одно постановление, подписанное Лениным: "О мерах борьбы с бандитизмом". В целях решительной борьбы с усилившимся бандитизмом СНК предоставил ВЧК и Ревтрибуналу Республики право создавать военно-революционные трибуналы в местностях, лежащих вне фронтовой полосы. Их суду подлежали лица, обвиняемые в вооруженных грабежах, разбойных нападениях, налетах. (Заметим, что все это и были типичные приемы крестьянской войны.) "Приговоры ревтрибуналов, - говорилось в постановлении СНК, - безапелляционны, окончательны и никакому обжалованию не подлежат"150. Возглавил Центральную комиссию по борьбе с бандитизмом заместитель председателя РВСР Э.М.Склянский. Для подавления крестьянской войны предназначались крупные силы РККА, ВОХР, ЧОН.
Причины и истоки развития "бандитизма", а по существу крестьянского повстанчества, Ленин пытался объяснить в докладе на X съезде РКП (б). В переломный момент перехода от войны к миру он назвал демобилизацию армии и связанные с ней трудности одной "из главных причин той суммы ошибок, неправильностей, которые мы в нашей политике за это отчетное время сделали и от которых мы сейчас страдаем"151. В демобилизации он видел "источники целого ряда кризисов: и хозяйственного, и социального, и политического"152. Она, по убеждению Ленина, вызвала "что-то среднее между войной и миром"153. Демобилизованные, вернувшись домой, застают в деревнях невероятные
325

Крестьянский фронт гражданской войны.
трудности, "не могут приложить своего труда, возвращаются обнищавшие и разоренные, привыкшие заниматься войной и чуть ли не смотрящие на нее как на единственное ремесло, - мы оказались втянутыми в новую форму войны, новый вид ее, который можно объединить одним словом: бандитизм"154. Демобилизованная армия давала повстанческий элемент в невероятном количестве, подчеркивал он.
Все это бесспорно, но демобилизация армии началась значительно позже крестьянской борьбы против "военно-коммунистической" системы. Только в октябре 1921 г. Ленин признал: "...наша хозяйственная политика в своих верхах оказалась оторванной от низов... Разверстка в деревне, этот непосредственный коммунистический подход к задачам строительства в городе, мешала подъему производительных сил и оказалась основной причиной глубокого экономического и политического кризиса, на который мы натолкнулись весной 1921 г."155 Тогда же он признал, что отступление от прежней политики "нельзя назвать ничем иным, как сильнейшим поражением"15*. Крестьяне всеми доступными средствами боролись с коммунистической политикой в деревне, широко, хотя и разрозненно, применяя методы крестьянской войны.
Особенностью крестьянских выступлений 1920 г. стало втягивание в борьбу с коммунистическим государством армии, на 77% состоявшей из крестьян. Крестьянское недовольство передавалось армии, выливаясь в дезертирство, восстания, отказы выполнять карательные акции. Одно из крупных армейских восстаний произошло в Заволжско-Уральском районе летом 1920 г. Оно известно в истории как "сапожковщина". Оценку как восстания в целом, так и личности его руководителя советская историография давала в соответствии с идеологическими стереотипами того времени.
В отличие от многих восстаний, где организаторами и руководителями выступали белогвардейские офицеры, это восстание возглавил командир Красной Армии А.С.Сапожков, герой борьбы с колчаковцами, дутовцами, толстовцами, награжденный орденом Красного Знамени. А.С.Сапожков происходил из крестьян Новоузенского уезда Самарской губернии, левый эсер. В 1918 г. он был председателем уездного Совета, в 1920 г. командовал 9-й
326

Девятый вал крестьянского сопротивления
кавалерийской (2-й Туркестанской) дивизией. Ее состав пополнялся крестьянами Новоузенского, Пугачевского и Самарского уездов, недовольными продразверсткой, трудовыми повинностями и прочими тяготами "военного коммунизма". Немало их, как и семей рядового и командного состава дивизии, пострадало от действий продотрядов. Настроение крестьян отражали некоторые близкие Сапожкову командиры: Ф.Зубарев, Ф.Долматов, Дворецкий, Осипов, Плеханов, Усов, В.Серов, братья Мосляко-вы и другие157. Некоторые из них в 1918 г. были левыми эсерами. Видя нарастание брожения в дивизии, командующий Заволжским военным округом отдал приказ о снятии Сапожкова с командования дивизией и отправке на учебу. Приказ был воспринят как политическое недоверие и послужил толчком к заговору. 14 июля 1920 г. заговорщики арестовали в частях коммунистов и всех, кто пытался воспрепятствовать их замыслу158. В воззвании "Ко всем трудящимся и красноармейцам" Сапожков писал, что в Советской России "власти тружеников-крестьян давно уже не существует", с их мнением "считаться не хочут" и они "нужны только для того, чтобы с них брать все необходимое и на это взятое держать свою власть"159. Захватив Бузулук, Сапожков реорганизовал свои силы в "1-ю Красную Армию Правды". 15 июля в ней насчитывалось около 3 тыс. человек. Основу этой армии составили 49-й, 50-й кавалерийские полки 2-й Туркестанской дивизии и формировавшаяся батарея 1-й кавдивизии. А.С.Сапожков рассчитывал привлечь к восстанию других популярных командиров Красной Армии, в частности Е.Н.Почиталина и И.М.Плясункова, но они не поддержали его. Восстание распространилось на хлебные районы Заволжья: Самарскую, Саратовскую, Царицынскую, Уральскую и Оренбургскую губернии. Маневрируя в хорошо знакомом ему районе, Сапожков удерживал значительные силы Красной Армии. Против него действовали четыре батальона особого назначения, отряд курсантов пехотной школы, ряд подразделений ВОХР и др. - всего: 12362 штыка, 1654 сабли, 89 пулеметов, 46 орудий, т.е. все наличные силы округа и 156-й кавалерийский батальон из Москвы160.
Ленин, требуя скорого и решительного подавления движения, настаивал на его изоляции от населения. Он рекомендовал "пресекать в корне всякое проявление сочувствия и тем более содей-
327

Крестьянский фронт гражданской войны.
ствия местного населения Сапожкову, используя всю полноту революционной власти; в тех случаях, где содействие имело место, потребовать выдачу виновных, главарей; от селений, лежащих на пути следования отрядов Сапожкова, брать заложников, дабы предупредить возможность содействия"161.
Основные силы повстанцев были разгромлены в сентябре. К суду было привлечено 150 активных участников (сам Сапожков был убит в бою), из которых 52, в том числе 18 бывших командиров Красной Армии, приговорены к расстрелу162. Но еще и весной 1921 г. в смежных уездах Уральской, Самарской и Саратовской губерний борьбу вели десятки крупных партизанских отрядов крестьян. Части повстанцев, которыми командовал В.Серов (левый эсер), были ликвидированы лишь в апреле 1922 г.
Третий год борьбы с коммунистическим государством внес в крестьянское движение качественные изменения: вместе с расширением территориального охвата оно становится осознаннее, организованнее. Появляются авторитетные руководители - крестьянские вожди, создающие военные формирования; широко применяются партизанские методы борьбы. Движение выдвигает политические лозунги, отвергающие диктатуру одной партии, восстанавливающие демократичность выборов в органы власти. Крестьянство с оружием в руках выступает против социальных экспериментов коммунистов, ликвидируя колхозы и совхозы; протестуя против концентрации земли государством, требует отмены продовольственных, натуральных и других видов повинностей, разрушающих хозяйства. Это была борьба против политики и методов коммунистического руководства деревней. 1920 год - решающий год крестьянской революции.
Нарастание борьбы крестьян пытались использовать эсеры, вернувшиеся к мысли о насильственной ликвидации пролетарской диктатуры. Готовясь возглавить народную войну, ЦК партии эсеров 13 мая 1920 г. дал директиву создать на местах новые организации - союзы трудового крестьянства (СТК), поставив их задачей организацию восстаний и ликвидацию Советов. Тогда же полковник Махин разработал тактику подготовки и развития повстанческого движения, положив в основу накопленный опыт повстанческо-партизанских действий черноморских и украинских крестьян163. Он указал стратегические направления действий
328

Девятый вал крестьянского сопротивления
повстанцев - важные железнодорожные узлы, переправы через большие реки и др. "Стратегия властно диктует начинать народное движение на возможно большей территории, а лучше повсеместно. Сила одновременного и повсеместного выступления громадна, - писал он. - Никакая власть не в состоянии справиться с ним. Моральное воздействие такого выступления на войска, защищающие власть, огромно. Армия, составляющая кость от кости и плоть от плоти народа, невольно воспримет общее настроение и пойдет рука об руку с народной массой"т.
В сентябре 1920 г. в Москве состоялась нелегальная конференция представителей ЦК правых эсеров и эсеровских организаций Сибири, Кубани, Поволжья и других мест. На ней был поставлен вопрос об изменении тактики в борьбе с коммунистической диктатурой. На сомнения некоторых - как бы не повторить 1918 г. и не расчистить борьбой с коммунистами путь реакции, конференция голосами непримиримых звала на союз с кем угодно, лишь бы свергнуть коммунистов165. Усилиями правых эсеров СТК были созданы в Воронежской, Тамбовской, Саратовской, Самарской губерниях. В Сибири СТК заменил "Крестьянский союз", руководимый эсерами и народными социалистами.
К апрелю 1921 г. в стране действовало, по официальным неполным данным, 165 крупных крестьянских отрядов. Примерно в 140 из них насчитывалось более 118 тыс. сторонников эсеров166. Эсерами были организованы восстания в Северном Казахстане. В одном только районе Славгород - Павлодар - Семипалатинск участвовало до 16 тыс. повстанцев. В Алтайской, Екатеринбургской, Омской и Тюменской губерниях недовольство "военным коммунизмом" вылилось в мощное политическое восстание 100 тыс. крестьян167. Главные лозунги крестьянских восстаний во всех районах были одни: Советы без коммунистов и отмена монополии на хлеб. Руководили восстаниями бывшие командиры партизан.
В Центральной России синонимом крестьянской войны против политики "военного коммунизма" и образцом применения повстанческо-партизанской тактики стало восстание в Тамбовской губернии, во главе которого стоял независимый эсер А.С.Антонов. Оно не является "белым пятном" в истории гражданской войны. Но в литературе до 90-х годов были раскрыты
329

Крестьянский фронт гражданской войны.

лишь методы борьбы государства, его карательных органов с восстанием. Оставались неосвещенными история движения, его организация и др. В последнее десятилетие проблематика исследований значительно расширилась, но многое в его истории еще нуждается в уточнении. Современные авторы относят начало движения к 19 августа 1920 г., когда эсер Г.Н.Плужников на собрании крестьян с.Каменка Кирсановского уезда "официально" объявил начало восстания и огласил программу Союза трудового крестьянства. Коммунисты-участники борьбы с "антоновщи-ной" отодвигают его начало даже на конец 1920 г. Однако изучение материалов фонда Тамбовского губисполкома позволяет считать началом движения более ранние месяцы.
Уже в ноябре 1919 г. в Кирсановском уезде был создан уездный ревком и формировались силы для борьбы с Антоновым"8. В январе 1920 г. уезд был объявлен на военном положении169. В Козловском уезде в 1919 г. везде были разгромлены совхозы и волостные исполкомы, за исключением нескольких волостей его юго-западной части. 15-20 февраля 1920 г. началось движение крупных сил антоновцев с двух сторон уезда - с северо-востока и юго-востока. С 18 по 23 февраля крестьянскими отрядами ликвидируются волостные Советы в десяти волостях, граничащих с Тамбовским и Моршанским уездами, где сельские Советы сами прекратили свою деятельность. В марте были сожжены здания Советов, строения совхозов, ссыпные пункты и пр. еще в пяти волостях. В апреле, отступая из Тамбовского уезда, антоновцы еще раз пронеслись по Козловскому уезду, сжигая дома, убивая председателей Советов. На этот раз было уничтожено семь волостных Советов в северо-западной части уезда, сожжены лесопильные заводы, совхозы, захвачены станции Хоботово, Бригадирское, Кочетовка. В мае были вторично произведены погромы в Васильевской волости, в третий раз - в Глазковской и др. У крестьян было взято 50% лошадей170. В середине мая 1920 г. в девяти волостях уезда создалось полное безвластие, в 17 работа была "ниже нормальной"171. В январе - феврале движение повстанцев развивается в Инжавинском районе Кирсановского уезда172, где все мужчины ушли в армию Антонова173. Сельские сходы создавали новые органы власти - Союзы трудового крестьянства.
330

I

Девятый вал крестьянского сопротивления
В мае 1920 г. VI губернский съезд Советов отмечал "бандитизм" в губернии, еще не видя и не понимая истоков и глубины движения"4. Руководство губернии долго не могло вникнуть в сущность "бандитизма", убаюкивая себя и Центр радужными отчетами. Так, в конце декабря 1919 г. зав. губернским отделом управления Н.М.Немцов докладывал в НКВД: "В настоящее время общее положение во всех отношениях можно считать вполне устойчивым и удовлетворительным. С политической стороны губерния... должна быть отнесена к числу губерний, где советская власть прочно укрепилась и преимущества этой власти трудящихся перед другими формами государственного управления вполне осознаны населением"175. А в феврале 1920 г. он уже признавал, что волостные и сельские Советы "до сих пор не очищены от кулацкого элемента"176. Руководство губернии еще долго все трудности сводило только к неопределенному влиянию кулаков и эсеров, признавая тем самым слабое коммунистическое влияние на деревню, отрыв власти от крестьянских масс.
Но причины массового крестьянского сопротивления коренились в разрушительных свойствах продовольственной разверстки, ее непомерности и ничем не ограниченном, поощряемом сверху насилии при ее взимании, в крупных и мелких злоупотреблениях продработников.
К 20 октября 1919 г. в губернии было заготовлено всего 100 тыс. пудов хлеба177. Вместо того, чтобы вникнуть в суть дела, нарком продовольствия А.Д.Цюрупа потребовал не только собрать разверстку, но и вернуть хлеб, разграбленный во время набега Мамонтова178. 16 октября он предупреждает, что за несдачу 15 ноября 1919 г. 30% нормы "придется приступить [к] карательной реквизиции всех ста процентов разверстки, чего как [по] политическим причинам, так [и за] недостаточностью сил желательно избежать"179. Опытный продработник, член коллегии Наркомпрода Д.Е.Гольман, хорошо знавший ресурсы губерни и находившийся там в это время, полагал, что получить можно не более 3,5-5 млн пудов хлеба180. Товарообмен результатов не дал. Оставался один способ извлечения хлеба - реквизиция. Гольман предупреждал, что крестьяне мирятся только с теми реквизициями, которые проводятся согласно декретам, а не носят форму грабежа181.
331

Крестьянский фронт гражданской войны.
Однако для нового губернского комиссара по продовольствию молодого коммуниста Я.Г.Гольдина, недавно присланного из Москвы, взыскать 27 млн пудов разверстки казалось легким делом. Все надежды он возлагал на применение силы. Продовольственный вопрос, говорил он на V губернском съезде Советов 17 ноября 1919 г., есть исключительно вопрос силы182. "Без силы мы ничего не возьмем. Но этого мало. Перед нами вопрос, как применять силу и как действовать"183. Гольдин был готов ко всему. "Взять хлеб силой и железом" - стало его девизом184.
Из всех уездов посыпались жалобы. Вот несколько документальных свидетельств. В селе Б.Липовица Тамбовского уезда уполномоченный по продразверстке Тарасов и начальник продотряда Халунцев ради забавы зарыли по шею в землю 75-летнего старика Ерохина. Губпродкомиссар Гольдин встал на их защиту185. В том же селе уполномоченный губпродкома, он же член продовольственной коллегии губернии (фамилия не названа. - Т. О.), 5 марта с продотрядом в 15 человек остановился в доме крестьянина Моссова, которого они без оснований заподозрили в укрывательстве сына, якобы дезертира (он был уволен из армии "по чистой"). За это пересекли плеткой всю семью: жену, трех сыновей, дочь и зятя Булатова, которого били прикладами, не позволяя кричать под угрозой расстрела. Три дня бесплатно питались, заставляя семью работать на отряд. У Моссовых, кроме продовольствия, были забраны личные, хозяйственные и другие вещи186. В селе Новая Слобода Чернявской волости того же уезда агент упродкома Попов, производя самовольные реквизиции, добился выполнения разверстки, а при оформлении акта уменьшал количество и вес взятых продуктов187. В Туголуковской и Кабано-Никольской волостях Борисоглебского уезда продотряды не составляли акты на конфискованные вещи, население избивалось плетками, насиловались женщины. В деревне Прота-совка агент Сунис подвергал пыткам не выполнивших разверстку188. В Демшинской волости Усманского уезда комендант отряда Светлов сек женщин плетками, бил и членов Совета. На вопрос председателя Совета Шишкина "имеете ли вы право сечь?" - был дан ответ: "Декрета о запрещении бить плетками нет"189. В этом же селе крестьянин И.Н.Чернышев, боясь лишиться имущества за несдачу картофеля, которого у него не было, вырыл из
332

Девятый вал крестьянского сопротивления
земли уже посаженный резаный картофель190. При реквизиции хлеба в Павловской волости были избиты и подвергнуты издевательствам 40 человек, изнасилованы жены красноармейцев, совершены грабежи, у семей красноармейцев отобран весь хлеб1".
На армейской партконференции, состоявшейся 29 июля 1921 г. в Тамбове, А.С.Казаков (один из руководителей борьбы с крестьянским "бандитизмом") рассказывал следующее. "Крестьян, с целью выполнить всю разверстку, подвергали пыткам и пыткам ужасным: наливали в сапоги воды и оставляли на морозе, опускали в колодцы, подпаливали бороды, стреляли из револьверов мимо уха и т.д. и т.п. Нередко эти пытки применяли к тем, кто выполнили всю продразверстку, однако от этих требовали новых взносов. В губпродком летели тысячи жалоб о незакономерных действиях продотрядов и агентов на местах, однако, эти заявления не рассматривались, не давалось соответствующего хода делу". А.С.Казаков, как и всякий коммунистический деятель тех лет, объяснял "незакономерные действия" продорганов тем, что посылаемые ими в деревни продотряды в значительной части состояли из дезертиров, а продагенты - из эсеров, кооператоров, сознательно дискредитировавших Советскую власть в деревне192. Однако Тамбовский уездный комиссар по продовольствию Волк-Карачевский докладывал уездному исполкому 11 июня 1920 г.: хлеба и картофеля у крестьян нет, вместо них готовы сдать скот. На ультимативные требования предлагают арестовать себя: всюду плач вдов, жен красноармейцев. В селах Пан-зарской волости с нескольких сот жителей собрали только 25 пудов. "Но их взяли так, - признавался комиссар, - что не оставили ни одного фунта на семью. Как быть, что предпринять? Хлеба в действительности нет"193. В Москву поступало много сообщений о настоящем голоде в губернии. Но с этим коммунистическая власть не считалась.
11 июня Гольдин издал распоряжение о немедленном выполнении разверстки, в противном случае крестьянам угрожали полная конфискация имущества, арест всего села, отправление жителей в Тамбов. "Предупреждаю, - указывал он продотрядам и агентам, - никаких колебаний, действуйте массой и конфискуйте только в массовом масштабе"194. Председатель губисполкома А.Г.Шлихтер приостановил выполнение этого раЪпоряжения.
333

Крестьянский фронт гражданской войны.
"Находясь в здравом уме и твердой памяти, - писал он, - такого приказа подписать не могу и вам не позволю. Такой приказ является преступным нарушением прямого требования, изложенного в телеграмме тов. Ленина. Копию вашего приказа и мой отказ его подписать сообщаю Наркомпроду""5. Гольдину был объявлен выговор, а затем он был отозван из губернии, послан на продработу в Сибирь, где был убит крестьянами.
15 августа 1920 г. Наркомпрод установил для губернии пониженную квоту разверстки в 11,5 млн иудов"6, но и ее получить было невозможно: хлеба в губернии не было. В августе в пяти уездах началось восстание.
8 сентября 1920 г. член коллегии Наркомпрода А.И.Свидер-ский, предгубисполкома А.Г.Шлихтер, предгубкома В.Н.Мещеряков и зампредвоенсовета Н.Я.Райвид сообщали Ленину об огромных размерах повстанческого движения в Борисоглебском, Кирсановском и Тамбовском уездах. За три недели восставшими было убито 150 коммунистов и продработников. Губернские руководители просили немедленной и эффективной помощи"7. На 20 октября в 41 волости губернии было перебито около 250 партийно-советских работников"8. А всего было уничтожено около 1500 коммунистов и советских работников"9. Реакция Ленина на сообщения из губернии была однозначной: 15 октября он приказал Склянскому дать РВСР "точный приказ добиться быстрой и полной ликвидации" восстания в Тамбовской губернии200. 19 октября на сообщение Шлихтера об усилении восстания Ленин пишет находившемуся в губернии командующему внутренними войсками республики В.С.Корневу: "Скорейшая (и примерная) ликвидация безусловно необходима"201.
Активная поддержка крестьянства делала руководителя восстания Антонова, применявшего тактику партизанской войны, неуловимым для регулярной армии. Победить восставшую деревню только силой оружия было уже невозможно - в армии росли недовольство и сочувствие восставшим крестьянам. Части ВОХР и местных советов, состоявшие из крестьян-дезертиров, переходили на сторону восставших.
Крестьянская война в Тамбовской губернии, Сибири и на Украине вынудила РКП(б) коренным образом изменить систему отношений с деревней. 8 февраля 1921 г. с Тамбовской губернии
334

Девятый вал крестьянского сопротивления
была снята разверстка. Но до крестьян известие дошло не сразу. Все пути проникновения в деревню советской информации были блокированы повстанцами. В то же время губернские власти ужесточили репрессивную политику. В сентябре 1920 и в марте 1921 г. председатель губисполкома А.С.Лавров и командующий войсками в губернии А.В.Павлов приказали расстреливать на месте каждого отказавшегося сложить оружие202. Села, сопротивлявшиеся войскам, должны были немедленно сжигаться. При повторных вспышках восстания аресту и заключению в концентрационные лагеря подлежало все мужское население от 17 до 50 лет. Репрессии были распространены на семьи повстанцев и их укрывателей. На села накладывалась огромная контрибуция, за невыполнение которой отбирались земля и все имущество203. За неисполнение приказа были сожжены села Верхоценье, Середи-новка, Б.Спасское, Коптево204.
Эффект от подобных действий был прямо противоположен задуманному: устрашить деревню не удалось. В губернии и смежных с ней уездах - Балашовском Саратовской губернии и Новохоперском Воронежской губернии, повстанцы создали 300 комитетов СТК, заменивших Советы. Это были беспартийные органы власти крестьян, обеспечивавшие материальную поддержку партизанской армии и регулировавшие военно-политические и социально-экономические проблемы жизни деревни. Половина всех решений волостных и сельских комитетов СТК относилась к мероприятиям военного характера: формирования из добровольцев партизанских отрядов, помощь им, борьба с советскими шпионами и др. 5% мероприятий СТК можно отнести к политическим, 39% - к социально-экономическим (помощь семьям партизан, осеменение полей, возвращение крестьянам инвентаря, отобранного за неуплату разверстки, открытие базаров и т.д.). В программе СТК содержались призывы к свободной экономике, но конкретные условия войны, разрухи, нехватки ресурсов заставляли их, как и коммунистов, идти на жесткие меры регулирования, во многом сходные с "военным коммунизмом"205.
Но, как подчеркивают С.А.Есиков и В.В.Канищев, авторы статьи "Антоновский нэп. (Организация и деятельность „Союза трудового крестьянства Тамбовской губернии. 1920 - 1921 гг.)", СТК "всех уровней, какими бы благими намерениями они ни ру-
335

Крестьянский фронт гражданской войны.
ководствовались, оставались, прежде всего, органами восстания. Хотя в программе СТК намечалось скорейшее окончание гражданской войны, в документах и практической деятельности организации "Союза" абсолютно отсутствовали конкретные шаги к достижению гражданского мира. Как и советская власть, зачаточные органы самостоятельной крестьянской власти Тамбовской губернии были нацелены, на беспощадную борьбу со своими политическими противниками"206. Авторы считают, что СТК стали не массовой народной организацией, а "только чрезвычайными органами руководства повстанческим движением"207. В условиях гражданской войны, заключают исследователи, идея представительных органов народного самоуправления была в принципе нереализуема. Анализируя практическую деятельность СТК, проводивших социалистические лозунги эсеров и коммунистических Советов, авторы приходят к выводу, что "реально в России разорительного военного времени мог появиться только примитивно-распределительный социализм, основанный на многовековой традиции общинного выживания в лихую годину"208.
М.Бернштам в крестьянском повстанчестве не видит социалистических мотивов, считая его "последовательно антисоциалистическим, независимо от тех или иных узких тактических лозунгов". Лозунг "Советы без коммунистов!" он отказывается рассматривать как нечто демократическое: "это все, что угодно, некие новые или старые муниципальные институты, восстановление земства, любые формы порядка на местах, но меньше всего та или иная форма так называемой "трудовой демократии", означающей политическое вмешательство политических сил в экономическую жизнь трудового народа". Это, заключает автор, тактика, направленная "не только против Октябрьской революции, но и против Февральской, против всей левой демократии, против всего 1917 г., начиная с Февраля, направленность глубоко консервативная". Сопротивление крестьян, подчеркивает автор, и с ним нельзя не согласиться, "было направлено не против отдельных, особенно временных мероприятий коммунистического режима, а против всех социалистических преобразований как таковых"209.
В антикоммунистическом движении Тамбовской губернии участвовало все взрослое мужское население; в него было вовле-
336

Девятый вал крестьянского сопротивления
чено до 50 тыс. крестьян. Против тамбовских крестьян правительство направило 100-тысячное войско210. Руководство карательными акциями осуществляли боевые командиры Красной Армии, отличившиеся в борьбе с Колчаком, Деникиным, Врангелем и мятежным Кронштадтом.
М.Н.Тухачевский оставил небезынтересный труд, обобщавший опыт борьбы Красной Армии с крестьянскими восстаниями. Автор видел истоки крестьянской борьбы, оценивая "тамбовский бандитизм" как крестьянское восстание, вызванное продовольственной политикой2". В руководителе движения, А.С.Антонове, он признавал одаренного организатора и командира, ставя его и движение, носящее его имя, в один ряд с Махно и "махновщиной"212. Борьбу приходилось вести "в основном не с бандитами, а со всем местным населением", и это были "не бои и операции, а, пожалуй, целая война"213. Тухачевский понимал, что справиться с народным движением, всемерно помогающим своим партизанским отрядам и недоброжелательно относящимся к Красной Армии, можно было не уничтожением "банд", а восстановлением доверия народа, новой советизацией деревни214 и изменением экономической политики. "Без фактического осуществления нами на месте новой экономической политики, без привлечения крестьянства на сторону советской власти нам никогда не удалось бы полностью ликвидировать восстания. Это является основой борьбы",215 - признавал он. Крестьянское повстанческое движение "не может быть в корне ликвидировано, если рабочий класс не сумеет с крестьянством договориться, не сумеет крестьянство направить так, чтобы интересы крестьянства не нарушались социалистическим строительством государства"2".
Правильное понимание причин и характера борьбы крестьян не остановило Тухачевского, как истинного коммуниста, перед применением средств военного подавления и других "искусных мероприятий" против восставшего народа. Им была разработана инструкция по ведению войны против восставших. Кроме разгрома вооруженных формирований, в ней предусматривались оккупация районов распространения восстания и применение мер изоляции повстанцев. Система разработанных мер должна проводиться "с непогрешимой методичностью... последовательностью и жестокой настойчивостью"217. Инструкция предписыва-
22—1142 337

Крестьянский фронт гражданской войны.
ла: "1) никогда не делать невыполнимых угроз, 2) раз сделанные угрозы неуклонно, до жестокости, проводить в жизнь до конца, 3) переселять в отдаленные края РСФСР семьи несдающихся бандитов, 4) имущество этих семей конфисковывать и распределять между советски настроенными крестьянами - это внесет расслоение в крестьянство, и на это может опереться советская власть". Эти же меры можно использовать для разведки, что создаст непреодолимую грань между крестьянами и "бандитами". Инструкция легла в основу знаменитого приказа № 130 от 12 мая 1921 г., подписанного Тухачевским и Н.Е.Какуриным, начальником оперативного штаба.
В губернии были созданы концентрационные лагеря, быстро наполненные семьями повстанцев. Была введена круговая порука, т. е. ответственность всего села за неявку "бандитов". "В некоторых случаях, - писал Тухачевский, обобщая опыт своей карательной деятельности, - в наиболее злостных бандитских волостях для достижения перелома в настроениях и выдачи крестьянами бандитов приходилось прибегать к суровым расстрелам"218. "Чистка" волостей сопровождалась боевыми действиями против повстанцев.
В конце мая 1921 г. в районе Инжавино армии Антонова был нанесен первый серьезный удар. Часть ее во главе с Богуславским, избежав разгрома, ушла за Дон, а затем в Воронежскую губернию. Лишь 20 июля недалеко от Урюпинска она была разбита219.
Об итогах борьбы с семьями повстанцев можно судить по еженедельным оперативным сводкам.
За 4 дня (19-22 июня) в Тамбовском уезде в результате оккупации 4 сел (Беломестная Криуша, Козьмо-Демьяновская Криу-ша, Незнановская Двойня и Беломестная Двойня) было расстреляно 154 "бандита" и заложника, из 227 семей "бандитов" изъято 1000 человек, сожжено 17 домов, растащено 24 дома, 22 дома со всем имуществом переданы беднякам220.
С 19 по 25 июня в 15 волостях явилось 4335 дезертиров и "бандитов" и 136 задержано. Арестовано 1847 человек и 308 семей. Конфисковано 68 хозяйств, условно конфисковано 62 хозяйства. 21 "бандит" явился после взятия в качестве заложников их семей. Сожжено 6 домов "бандитов"22'.
338

Девятый вал крестьянского сопротивления
На 21 июня в разных местах заключения находилось: "бандитов" - 1094 (из них 46 расстреляно, 83 приговорены к расстрелу), взято заложниками 634222 и т.д.
На 20 июня в местах заключения находилось 1275 человек (взяты в 14 волостях и 33 селах), в качестве заложников взята 931 семья, расстреляно 183 человека. Конфисковано 48 хозяйств, сожжено и разрушено 79 домов223 и т.д.
С 1 по 19 июля операция "чистки" производилась в 66 волостях. Ее результаты: явилось 2743 дезертира и "бандита". Из них расстреляно 120, освобождено 137, в концлагерь направлено 2543 человека. Арестовано 920 человек (одиночек) и 209 семей. Для конфискации взято на учет 174 хозяйства, конфисковано 41 хозяйство и один склад224.
На 1 августа в концлагерях содержалось 1155 детей от 3 до 5 лет (сведения не полные)225.
Каратели партиями расстреливали заложников. Только в Паревской волости за июнь-июль было убито 3 тыс. крестьян. В с. Никольском, где проживало 8 тыс., в русско-японскую войну погиб один солдат, в первую мировую войну - 50, а за 1920-1921 гг. - 500 крестьян226.
К 1 августа было изъято: "бандитов" - 5953, дезертиров -5666, семей бандитов - 1064 (3 тыс. человек)227. С 1 по 22 июня в Моршанском и Борисоглебском уездах изъято 11 тыс. "бандитов"228. В губернии было создано 7 концентрационных лагерей вместимостью 13500 человек229.
После разгрома армии повстанцев движение пошло на убыль. Общее число повстанцев, сдавшихся на милость победителя, составило: до мая - 7 тыс., с мая по август - около 15ТЫС.230 Но по данным на 5 октября 1921 г. в губернии еще действовали 15 партизанских групп численностью в 363 человека2".
Сам Антонов был выслежен и убит на хуторе Н.Шибряй в июне 1922 г. Годом раньше чекисты обнаружили вблизи с.Ка-менка губернский комитет СТК, захватили 80 руководителей и активистов движения232. В июле 1921 г. в Лутохинском лесу были пойманы председатель эсеровского губкома учитель Плужников с четырнадцатилетним сыном и командир Верхоценского полка Вислобоков. Все они были расстреляны, как и другие руководители движения. Губерния была усмирена.
22* 339

Крестьянский фронт гражданской войны.
Восстание тамбовских крестьян нашло поддержку в Саратовской и Воронежской губерниях. На соединение с ними пытался прорваться с Украины Махно. Однако пути были блокированы, объединение не состоялось и повстанцы были разбиты поодиночке. Но не сразу успокоилась крестьянская стихия. Ее усмирила не столько армия, сколько голод и изменение системы отношений государства с деревней.
Ленин вынужден был признать, что крестьянская война со всей очевидностью показала, что продолжение мер "военного коммунизма" "означало бы, наверняка, крах Советской власти и диктатуры пролетариата"233. К осознанию этого Ленин пришел только под грохот орудий Кронштадта. Восстание моряков Кронштадта стало для него молнией, осветившей действительность ярче, чем что бы то ни было234. Но Кронштадтское восстание было не более как одно из проявлений (и не самым массовым) народного протеста против коммунистического режима. Ни по социальному составу участников, ни по лозунгам оно не было уникальным явлением гражданской войны. Не было новизны и в методах его ликвидации - пушки против народа. Но поскольку оно произошло в бастионе революции при активном сочувствии и содействии рабочих Петрограда и солдат, посланных на подавление восстания, оно вызвало страх и истерическую реакцию коммунистического руководства, понявшего, наконец, что терпению народа пришел конец.
Кронштадтское восстание не было последним аккордом гражданской войны. Леса Центральной России, Поволжья, Урала, Сибири, Украины еще как минимум год были наполнены "бандитами".
За неприятие социальных утопий и государственного радикализма коммунистов крестьянство России заплатило дорогую цену.
В советской историографии не было предпринято попыток из общих потерь гражданской войны вычленить потери крестьянского повстанчества. Но такие расчеты сделаны Бернштамом. Автор определяет общие потери за три года революции (без эми-
340

Девятый вал крестьянского сопротивления
грации и естественной убыли) в 10,5 млн человек, из них мирного населения - 8,2 млн человек. Потери Красной Армии, продар-мии, ВЧК и ВОХР на фронтах, при подавлении восстаний и от болезней - 900 тыс. Убито повстанцами и "зелеными" сторонников советской власти и советских служащих (невоенных) - 100 тыс., а повстанцев и "зеленых" - 1 млн человек. Расстреляно органами советской власти, умерло в тюрьмах, пало от красного террора и в результате массового уничтожения мирного населения в зонах подавления народного сопротивления - 5 млн человек. Голод и эпидемии унесли еще 2,5 млн человеческих жизней235.
По данным переписи населения, состоявшейся в августе 1920 г., мужского населения в селах в возрасте 20-29 лет было 6,4% (в 1897 г. - 14%), в возрасте 30-39 лет - 9,7% (в 1897 г. - 12%)2М.
Крестьянская война, ставшая составной частью гражданской войны, по существу была продолжением крестьянской революции, имевшей и антикапиталистическую и антисоциалистическую направленность. Она поставила коммунистическую диктатуру на грань катастрофы. И только это заставило власть коммунистов на время смягчить командные и карательные методы руководства крестьянством.

Заключение
Заключение
С порога XXI века видна особая значимость революции и гражданской войны для судеб крестьянства и всей России.
Приход к власти большевиков в октябре 1917 г. стал определяющим фактором, изменившим исторический путь развития страны. Временное правительство оказалось неспособным вывести измученную страну из огня мировой войны и дать крестьянам землю. Восстанием против демократического правительства крестьянство способствовало переходу власти к крайним радикалам - большевикам и левым эсерам. Прогрессивное развитие России представлялось им на пути социалистического строительства в его весьма смутных очертаниях. Но в стране не было условий для реализации социалистических утопий. Курс коммунистов на переход к социализму через форсирование раскола общины не был принят крестьянством. Созданные по инициативе и под нажимом центральной власти комитеты бедноты и продотряды стали катализаторами гражданской войны в деревне. Они пресекли возможность демократического развития, став основой командно-карательных методов управления сельским миром. Неограниченное насилие, бесконтрольность, разгул низменных инстинктов маргинальной части деревни, получившей права революционного преобразования общинного социума, встречали упорное сопротивление крестьян. Ни на одном этапе революции и гражданской войны крестьянство не мирилось с отношением к нему как объекту преобразований. Наиболее острой формой крестьянской критики складывавшейся системы отношений были восстания, ставшие с середины 1918 г. имманентной частью гражданской войны.
Характерной чертой поведения основной массы крестьянства в эти годы было нежелание участвовать в гражданской войне и борьбе партий за власть. При усилении нажима властных и военных структур на деревню стремление остаться в стороне от разраставшейся братоубийственной бойни перерастало в социальную оппозицию и вооруженное сопротивление крестьян.
1919 - 1920 гг. дали невиданный ранее в российской истории размах крестьянского сопротивления государственной политике. Восстания сотен тысяч крестьян, два с половиной миллиона
342

Заключение
дезертиров за два года, массовый бандитизм были ответом крестьян на неприемлемую для них политику "военного коммунизма", основанную на насилии, грабежах, командно-карательных методах руководства деревней.
Все это говорит о наличии двух фронтов гражданской войны в России. Крестьянство вместе с рабочим классом боролось против реставрации власти помещиков и буржуазии. В это же время шла борьба советского государства с крестьянством, его колебаниями, непониманием им социалистических задач. Одновременно это была и борьба с государством крестьянства, ни на одном этапе не принявшем навязываемую ему коммунистическую доктрину и насильственные методы ее осуществления. Крестьянство создало внутри "осажденной крепости" фронт, проходивший через каждую деревню. Он не всегда имел четкие очертания, но был наиболее длительным по времени и многообразным по формам борьбы - от саботажа правительственных распоряжений, до террора против коммунистов, вооруженного сопротивления, партизанских методов, требовавших значительных сил специальных формирований и регулярной армии для их ликвидации.
Крестьянская борьба, став частью гражданской войны, поставила диктатуру пролетариата на грань катастрофы. И только это заставило советскую власть отказаться от социальных экспериментов в деревне и вернуться к товарному пути развития крестьянской экономики.
Революция и гражданская война сломали представление о российском крестьянстве как инертной массе. На это обратил внимание еще в 1920 г. лидер кадетов П.Н.Милюков. "Обозревая теперь весь процесс в его разных фазисах, - писал он, - мы начинаем приходить к выводу, что терпение масс все же не было вполне пассивным. Массы принимали от революции то, что соответствовало их желаниям, но тотчас же противопоставляли железную стену пассивного сопротивления, как только начинали подозревать, что события клонятся не в сторону их интересов. Отойдя на известное расстояние от событий, мы только теперь начинаем разбирать, пока еще в неясных очертаниях, что в этом поведении масс, инертных, невежественных, забитых, сказалась коллективная народная мудрость. Пусть Россия разорена, отброшена из двадцатого столетия в семнадцатое, пусть разруше-
343

Заключение
на промышленность, торговля, городская жизнь, высшая и средняя культура. Когда мы будем подводить актив и пассив громадного переворота, через который мы проходим, мы, весьма вероятно, увидим то же, что показало изучение Великой французской революции. Разрушились целые классы, оборвалась традиция культурного слоя, но народ перешел в новую жизнь, обогащенный запасом нового опыта и решивший для себя бесповоротно свой главный жизненный вопрос: вопрос о земле"'.
В гражданской войне крестьянство по-своему победило "белых" и "красных". Но оно недолго пользовалось плодами своей горькой победы, которой умело воспользовались коммунисты. В конечном итоге крестьянство оказалось обманутым классом, потерпевшим поражение в борьбе с коммунистическим государством.
К середине 80-х годов XX века раскрестьянивание в России завершилось. Но аграрная проблема вновь требует своего решения и возвращения крестьянина к земле.
1 Милюков П.Н. История второй русской революции. София, 1921. Вып. I. Т. 1.С. 6-7.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.