пятница, 2 сентября 2011 г.

Т.В.Осипова Российское крестьянство в революции и гражданской войне 7/10


Итоги аграрных преобразований
4.3. Итоги аграрных преобразований
Во второй половине 1918 г., в период деятельности комбедов, Советы подводили итоги ликвидации частного землевладения. Окончательно определялась судьба имений, собиралось расхищенное имущество помещиков, их скот и инвентарь. Уточнялись нормы наделов пашни, сенокосов, владения скотом. Одновременно с этим велось уравнение крестьянских земель и перераспределение их излишков, инвентаря и скота.
Комбеды помогали земельным отделам Советов в учетно-контрольной работе. С их помощью в Орловской губернии почти в 11 раз увеличилось число выделенных для коллективных хозяйств имений - 400 против 37 в начале года169. Землепользование многопосевных крестьян уменьшилось в 4 раза170. В Воронежской губернии у этой категории крестьян было отобрано свыше 530 тыс. дес. земли, число их хозяйств сократилось с 10,8% до 1%. Землю получили 25 тыс. безземельных и 176 тыс. малоземельных крестьян губернии. Бедняки и средние крестьяне увеличили свое землепользование на 2 082 663 дес.'" В Тверской губернии ликвидация помещичьего землевладения завершилась к концу года. Крестьяне получили 283 720 дес, или 76% земель помещиков. Здесь частные собственники из крестьян имели земли больше, чем помещики. У них было отобрано 698 783 дес. удобной земли. Летом и осенью беднота и середняки увеличили свое землепользование на 982 513 дес, или на 56%. Безземельные получили 88 088 дес, в среднем по 4,5 дес. Удвоились земельные участки крестьян, имевших ранее до 5 дес, на 73% увеличились владения крестьян, имевших от 5 до 8 дес.172
Голодной весной 1918 г. за кусок хлеба и горсть семян беднота, солдатки, вдовы и сироты отдавали кулакам полученную от Советской власти землю. Некоторые комитеты бедноты заставили кулаков вернуть земли, взятые у бедноты. Для зажиточных крестьян комбеды вводили трудовую повинность по обработке земель бедноты и красноармейских семей. Этот вопрос был предметом специального рассмотрения Моршанского уездного съезда комбедов Тамбовской губернии, состоявшегося в начале августа 1918 г. Восстанавливая права бедноты на землю, съезд постановил: "1) Всю засеянную площадь исполу или другими
15* 227

Диктатура коммунистов в деревне.
способами убрать тем гражданам, которым причиталась земля...; 2) убрать им, т. е. беднякам, хлеб со своей земли бесплатно, ни в коем случае не идти на соглашение с кулаками и спекулянтами"173. В Рыбинской волости Моршанского уезда одним из первых постановлений комбеда было изъятие у кулаков 300 дес. посева и распределения их среди бедноты"4. В Ржаксинской и Булгаковской волостях Кирсановского уезда комбеды заставили кулаков вспахать землю бедноты и убрать урожай ржи175. В конце года в губернии была распределена вся земля - частновладельческая, монастырская, казенная и прочая, всего 2 184 585 дес. Из 3097 частновладельческих хозяйств в 76 были созданы совхозы, появились 63 коммуны, земледельческие и подсобные артели. В их пользовании было 22 995 дес. земли176.
В Нижегородской губернии к 14 июня на учет было взято 971 частновладельческое имение177. По данным III губернского съезда Советов (октябрь 1918 г.) в губернии ликвидировались хозяйства не только дворян, но и "столыпинских помещиков", т. е. хуторян. Крестьяне проводили передел земель хуторян и отрубников, разрушали их сельскохозяйственные постройки, инвентарь, изгоняли их "в 24 часа". Земельные отделы приняли меры к охране законных интересов хуторян, но волну гонений на них удалось сбить лишь к октябрю 1918 г.178 По данным на конец года, в 11 уездах было реквизировано 1292 сельскохозяйственных владения площадью 1 493 470 дес.179 На их базе было создано 53 коллективных хозяйства, из них 27 коммун, 20 артелей, 3 товарищества и 3 совхоза180. Остальная земля была передана крестьянам, увеличившим наделы пахоты почти в два раза.
Эта картина типична для всех губерний. В Вельском уезде Смоленской губернии в период комбедов на учет было взято 175 хозяйств площадью 50 274 дес. В 17 из них были организованы совхозы, имевшие 1990 дес, но ими была засеяна лишь пятая часть площади. В 29 имениях обработка земли велась артелями, в 5 - коммунами. Из 15 630 дес. пахотной земли коллективами из-за отсутствия семян было засеяно лишь 251,7 дес, т.е. 1,6%. Остальная земля была разделена181.
В начале года в Московской губернии учет земель был проведен формально. Помещики до июля проживали в своих имениях. Только комбеды окончательно определили судьбу имений, вы-
228

Итоги аграрных преобразований
слали помещиков182. На 20 сентября на учет было принято 104 имения площадью в 10 тыс. дес.|83 В имениях помещиков было создано 30 коллективных хозяйств, объединивших 2300 человек. Они пользовались 2536 дес. земли, из них пашни - 1836 дес. Колхозы не смогли освоить всю землю и большая ее часть осталась незасеянной184, что вызывало недовольство крестьян. Беднота обращалась в губземотдел с просьбами передать им эту землю под озимые. С 20 августа по 18 сентября в отделе побывало 170 ходоков, было рассмотрено 160 дел о покосах185. Крестьяне требовали раздела земель крупных владельцев, отрицательно относясь к коммунам186.
Московский губземотдел, с лета руководимый коммунистами, стоял на левацких позициях, не допуская раздела крупных имений, и признавал право пользования ими только за коммунами, артелями или совхозами. Дробление их между крестьянами он считал политической ошибкой187. Однако проект губземотде-ла о неделимости крупных частновладельческих участков был отклонен Наркомземом188.
Ликвидация помещичьего землевладения и развернувшееся наступление на земельную собственность кулаков привели к концу года, по данным 10% выборочной сельскохозяйственной переписи 1919 г., к сокращению беспосевных хозяйств на 38%. Наибольший процент наделения беспосевных землей - 60,7 - дал Центрально-Земледельческий район, на втором месте - 59,5% - Средне-Волжский. На 44,1% сократилась численность беспосевных в Северном районе, на 42,2% - в Промышленном, на 40,8% - в Северо-Западном. В 25 губерниях почти исчезли хозяйства крупных посевщиков. Эта категория крестьян была ликвидирована в Приозерном районе, на 95,5% сократились кулацкие посевы (свыше 13 дес.) в промышленном районе, на 91,8 - в Центрально-Земледельческом, на 91,4 - в Средне-Волжском, на 90,8 - Северо-Западном. В Нижне-Волжском и Приуральском районах нивелировка шла менее активно, прежде всего из-за военных действий. Здесь число беспосевных крестьян уменьшилось соответственно на 16,3 и 19,8%, а число крупнопосевных хозяйств-на 68,6 и 63,3%189.
К началу 1919 г. в Европейской России было распределено приблизительно 17 215 926 дес. земли, из которых 95,3% перешли
229

Диктатура коммунистов в деревне.
крестьянам, 0,8% - коммунам и артелям, 3,9% - совхозам, рично-заводским коллективам, больницам, школам и пр. Землю получили миллион бесхозяйственных крестьян'90. Число мелких посевщиков (до 2 дес.) возросло с 6 до 8-9 млн, составив 43%. Группа средних посевщиков (от 2 до 4 дес.) увеличилась на 10%, а число дворов, сеющих свыше 4 дес, уменьшилось. Хозяйства, засевавшие свыше 10 дес, исчезли в Костромской, Ярославской, Московской, Тверской, Вологодской губерниях. Во Владимирской губерний их осталось 0,1%, в Пермской - 0,6, а в хлебопроизводящих губерниях их численность упала с 7 до 3%'". Таким образом, произошло увеличение числа мелких и средних хозяйств, уменьшение и исчезновение крупных и сокращение хозяйств выше среднего уровня. Нивелировка деревни сгладила социальные полюсы, увеличив удельный вес среднего крестьянства.
Процесс земельного уравнения не был закончен в 1918 г. За три года революции, по данным специальной анкеты ЦСУ, охватившей опросом 1103 селения, переделы земли произошли в 66% селений, в 34% их не было. Наиболее интенсивно переделы происходили в районах острой нехватки земли: в 94 % селений Центрально-Земледельческого района (данные по 193 селениям), в 82% селений Средне-Волжского района (данные по 182 селениям), в Приуральском - в 69% (данные по 127 селениям), Северном - в 63% (данные по 136 селениям), в Промышленном - в 53 % (данные по 239 селениям), в Северо-Западном (Приозерном) районе -43% и Нижне-Волжском - 48%192.
Как видим, переделы даже за три года не ликвидировали кулака. Не везде даже ставился вопрос об уравнении их землепользования. 30 октября 1918 г. ВЦИК в декрете "Об обложении сельских хозяев натуральным налогом" отмечал, что уравнительное распределение земли проведено еще не везде. Более состоятельные и богатые крестьяне в таких местах по-старому владеют большими по размеру и лучшими по плодородию участками земли'". Одна из главных причин этого - отсутствие сельскохозяйственных орудий и семян у бедноты.
Крестьянское хозяйство России всегда испытывало острую потребность в инвентаре и машинах. За годы мировой войны сельское хозяйство оказалось в состоянии острого кризиса из-за
230

Итоги аграрных преобразований
того, что промышленностью не восполнялась даже естественная убыль инвентаря и машин. В 1918 г. их производство составляло лишь 15% к довоенному уровню. Государственное производство и импорт удовлетворяли лишь 9,6% потребностей крестьянских хозяйств в машинах и орудиях"4. В этот год деревня получила 32 049 плугов, 10 253 бороны, 104 016 кос, 70 360 серпов, 1138 молотилок, 1657 зерноочистительных машин"5. Но это было лишь 10,2% от поставок 1913 г.196,т. е. крайне мало для удовлетворения потребностей крестьян, впервые получивших землю. Земельные отделы с помощью комбедов проводили сбор, перераспределение и общественное использование помещичьего и кулацкого инвентаря и скота.
Собрания бедноты определяли нормы владения скотом. Все сверхнормативные излишки подлежали сдаче комбедам, которые распределяли их между коммунами и нуждающимися бесплатно или по доступной цене. Волостной комитет бедноты и Совет Игнатовской волости Ардатовского уезда Симбирской губернии ввиду распродажи кулаками своего скота и инвентаря постановили: "отобрать у местных деревенских кулаков и капиталистов излишний скот и все излишнее имущество (подчеркнуто мною - Т.О.), и передать местным сельским коммунам, где такие организованы, где нет - беднейшему населению" по средней стоимости. Тогда же были определены нормы владения скотом. Семья, состоявшая из 8-15 человек, могла владеть 2 лошадьми, 2 коровами, теленком и одной нерабочей лошадью. Семья из 18-25 человек могла иметь 3 лошади, 3 коровы, 2 жеребенка и 2 теленка"7. Нормы владения инвентарем, имуществом и вещами также определялись комбедом и Советом. К осуществлению этого постановления решено было приступить через две недели. Это типичный пример грубого, вульгарного коммунизма, основанного на уравнительности, нивелировке, проводимой в комбедов-ский период.
В некоторых волостях центрально-черноземных губерний у кулаков было отобрано около 70% лошадей и 20-30% рогатого скота198. В губерниях создавались племенные рассадники и прокатные пункты инвентаря и машин. В первую очередь они удовлетворяли потребности коллективных хозяйств, затем бедноты. В Нижегородский уездный земельный отдел поступило 120 заяв-
231

Диктатура коммунистов в деревне.
лений от крестьян и 74 - от коллективных хозяйств об отпуске им инвентаря и скота из принятых на учет имений. Просьбы коллективов были удовлетворены на 70%, крестьян - на 60%'".
В результате перераспределения скота к концу 1918 г. в 25 губерниях число безлошадных и многолошадных хозяйств уменьшилось при значительном росте однолошадных дворов. Так, в трех уездах Курской губернии число безлошадных хозяйств сократилось на 10,7%, а дворов с одной лошадью увеличилось на 33,4%. Процент хозяйств с двумя лошадьми уменьшился на 7,4, с тремя - на 1,7, с четырьмя - на 1,7, с пятью - на 1,7. В пяти уездах Тамбовской губернии изменения выразились в следующих показателях: процент безлошадных сократился на 9,4, с 1 лошадью увеличился на 22,3, с двумя - уменьшился на 8,8, с тремя - на 3, с четырьмя - на 0,7, с пятью - на 0,4*°°. В Смоленской губернии количество безлошадных крестьян уменьшилось на 1,4%, число хозяйств с одной лошадью увеличилось на 11%. Почти на 50% сократилось количество хозяйств с 3-5 лошадьми201. В промышленных губерниях - Владимирской, Иваново-Вознесенской, Костромской, Ярославской, количество безлошадных сократилось на 14-17%, а бескоровных более чем на 50%202. По 25 губерниям число хозяйств, имевших четыре и более лошадей, уменьшилось на 60%2Ю. Представляет интерес заключение Тульского губкома РКП(б), сделанное по итогам 1918 г.: "Деревенская беднота, входившая в комбеды, во многих уездах превратилась в середняков-крестьян, обзавелась постройками, скотом, которые поступили в ее распоряжение"204.
Таким образом, за год коммунистической диктатуры был экспроприирован класс помещиков. На основе закона о социализации земли, предусматривавшего уравнительный раздел всех земель, резко сократилось крупное землевладение крестьян. Кулак превращался в середняка, и это сохраняло за ним моральное влияние на крестьян-собственников, сочувствие которых было на его стороне. Слой средних крестьян стал основным в деревне.
Перераспределение средств производства, как и нормирование потребления, не углубляло социальную дифференциацию, а сокращало полярные группы крестьянства, уравнивая их под середняка. Эта тенденция была отмечена Лениным в марте 1921 г. на X съезде РКП(б): "Крестьянство стало гораздо более средним,
232

Итоги аграрных преобразований
чем прежде, противоречия сгладились, земля разделена в пользование гораздо более уравнительное, кулак подрезан и в значительной части экспроприирован - в России больше, чем на Украине, в Сибири меньше. Но в общем и целом, данные статистики указывают совершенно бесспорно, что деревня нивелировалась, выравнилась, т. е. резкое выделение в сторону кулака и в сторону беспосевщика сгладилось. Все стало ровнее, крестьянство стало в общем в положение середняка"205.
В условиях сохранения товарного производства нивелирующая тенденция не могла быть продолжительной. Она могла удерживаться только в искусственно созданных условиях ограничения воздействия законов рынка, не признающих никакого уравнения, дифференцирующих крестьянство. С помощью комбедов Советская власть вводила протекционизм в отношении бедноты, по существу делая ее государственным иждивенцем, освобожденным от уплаты налогов. Бедноте предоставлялась в первую очередь материальная, техническая и социальная помощь. Комбеды должны были обеспечить щадящий режим для среднего крестьянства и жесткое принуждение к зажиточно-кулацким хозяйствам. Эта политика закреплялась в законе о введении натурального подоходного налога (октябрь 1918 г.). Но протекционистская политика в отношении крестьянского большинства была нарушена гражданской войной, вынуждавшей прибегать к принудительным мобилизациям, трудовой повинности для всех крестьян, реквизициям хлеба и прочим мерам "военного коммунизма".
Уравнительный раздел земли привел к понижению производительности сельского хозяйства, падению его товарности, росту внутридеревенского потребления хлеба. Мелкое хозяйство консервировало старые приемы земледелия, нерационально использовало скот, инвентарь. С экономической точки зрения уравнительный раздел был нецелесообразен, на что обращали внимание ученые еще в 20-х годах (Л.Крицман и др.). Общим итогом практики "военного коммунизма" было разрушение сельскохозяйственного производства.
Ленин оценивал итоги аграрных преобразований прежде всего с политических позиций. Ради успеха революции, писал он, "пролетариат не вправе останавливаться перед временным пони-
233

Диктатура коммунистов в деревне.
жением производства... Обеспечение пролетарской победы и ее устойчивости есть первая и основная задача пролетариата. А устойчивости пролетарской власти быть не может без нейтрализации среднего крестьянства и обеспечения поддержки весьма значительной доли, если не всего, мелкого крестьянства"206. Достичь этого можно лишь удовлетворением их потребностей за счет крупного землевладения. Иначе большевикам власти не удержать207.
В 1918 г. партия коммунистов через советские органы сделала первые практические шаги к осуществлению своего программного требования - организации социалистического производства в сельском хозяйстве. В историко-экономической литературе весьма обстоятельно представлена теория вопроса и позитивная сторона создания общественных хозяйств, несмотря на незначительные практические результаты их организации. Гораздо слабее раскрыты ошибки и искажения в отношении среднего крестьянства, роль комбедов в насильственном насаждении общественных форм производства, усиливших недоверие крестьян к коммунистам, протесты, восстания.
Приняв Крестьянский наказ за основу первого аграрного закона, Советская власть тем самым отступила от программного требования РСДРП(б) об организации в каждом имении общественного производства, но не отказалась от перспективы социалистического преобразования сельского хозяйства. Это входило и в отдаленные планы левых эсеров. По общему согласию советских партий власть поощряла создание земледельческих коллективов. Левые эсеры, руководившие земельными отделами до лета 1918 г., были инициаторами создания коммун. В июле-августе для их организации правительством было выделено 60 млн руб.208 В ноябре для улучшения сельского хозяйства и преобразования его на общественных началах был создан миллиардный фонд209. Организация сельскохозяйственных коллективов стала первейшей задачей ячеек РКП(б) и комбедов. Однако на октябрь, по оценке Свердлова, данной на заседании межведомственной комиссии по комбедам, они мало сделали для развития коммун. В конце 1918 г. насчитывалось 3812 коллективных хозяйств210. Основная их масса была создана рабочими, они же составляли большинство их членов2".
234

Итоги аграрных преобразований
Идея о создании общественного производства слабо пробивалась в сознание крестьян. Беднота, получившая землю, стремилась выбиться "в люди" через укрепление своего хозяйства. Острейшая потребность в инвентаре подталкивала их к созданию артелей, товариществ по совместной обработке земли. Так, беднота с. Елизарово Павловского уезда Нижегородской губернии 23 декабря, обсудив вопрос о невозможности в предстоящий сев обработать землю ввиду неимения лошадей и инвентаря, постановила создать артель и назвать ее "Общий труд". Необходимые артели машины - молотилку, сеялку, веялку, жнейку - решено было взять у хуторянина Соплякова, а у Беклемишева - веялку, привод к молотилке и косилку. Поскольку имеющиеся у крестьян лошади не могли работать из-за отсутствия корма, собрание бедноты просило выделить им трактор и 1100 пудов семян, овса и пр. В артель записалось 39 бедняков212.
Коллективные хозяйства, создаваемые за счет имущества хуторян, отрубников, кулаков, на землях общин были ненавистны крепкому крестьянину. Коммуны, артели, совхозы были первыми объектами нападения при восстаниях.
Созданные из-за нужды и голода коллективные хозяйства бедноты не могли стать производителями товарной продукции, большинство из них имело потребительский характер, но Советская власть не отказывалась от их поддержки, видя за ними будущее.
В период комбедов расширилась пропаганда общественного производства. Организации РКП(б) считали своей первейшей задачей агитацию за создание сельскохозяйственных коммун, чтобы "отбить у крестьянина инстинкт собственности", внушить ему идеи коммунизма, как это записано в решении расширенного заседания Усманского уездного комитета партии от 18 декабря 1918 г., на котором присутствовали представители волостных организаций РКП (б)213.
Осенью партийные конференции и съезды Советов Воронежской, Калужской, Московской, Петроградской, Тверской, Иваново-Вознесенской губерний высказались против раздела помещичьих земель, за передачу их в коллективное пользование214. Среди коммунистов немало было и леваков. Стремление поскорее решить проблему социалистической перестройки сельского
235

Диктатура коммунистов в деревне.
хозяйства не останавливало некоторых местных руководителей и перед применением насилия. 7 октября 1918 г. на заседании Кимрского уездного исполкома Тверской губернии его председатель, некто Звирздынь, допускал возможность организации сельскохозяйственных коммун силой215. Энергичные меры к организации коммуны из двух волостей принимались в Калязинском уезде этой же губернии. Земельный съезд Ярославского уезда в ноябре принял резолюцию, объявлявшую уезд коммунистическим, в виде одной сельскохозяйственной коммуны216. Но крестьяне без энтузиазма встречали такие решения коммунистов. В одной из волостей Пошехонского уезда крестьяне убили председателя исполкома за насильственное введение коммуны217.
Идея насильственной перестройки сельского хозяйства, распространенная среди части партийных и советских работников, получила отражение в работе I Всероссийского съезда земельных отделов, комитетов бедноты и коммун (11-20 декабря 1918 г.), где левые требовали декретирования общественной запашки, форсированного создания коммун. На съезде Ленин дал теоретическое осмысление практического опыта аграрных преобразований, сформулировал основные положения социалистической переделки сельского хозяйства. Первое из них гласило: "...переход от мелких единичных крестьянских хозяйств к общественной обработке земли требует долгого времени, что он ни в коем случае не может быть совершен сразу"218. Этот шаг в жизни крестьян Ленин приравнивал к величайшему перевороту, который осуществим "лишь тогда, когда необходимость заставляет людей переделать свою жизнь"2'9. Второе: "...в странах с мелким крестьянским хозяйством переход к социализму невозможен без целого ряда постепенных предварительных ступеней"220. Третье: "...перевод на общественную обработку земли возможен лишь путем примера, лучшей организацией труда, ее высшей производительностью". Четвертое: "...продвижение по пути социалистического строительства возможно лишь в меру пробуждения сознания трудящейся части крестьянства и ее самостоятельной организации"221.
Определив общие закономерности социалистического преобразования сельского хозяйства, Ленин в данном выступлении, как и многие делегаты съезда, переоценил степень готовности
236

Итоги аграрных преобразований
крестьянства к восприятию идей социалистического преобразования сельского хозяйства и роль комбедов в создании условий для этого. Образование комбедов и данный съезд, говорил Ленин, показывают, что "...сознание в самых широких массах трудящегося крестьянства проснулось, и что стремление к установке общественной обработки земли есть в самом крестьянстве, в большинстве трудящегося крестьянства"222. Здесь будет уместно напомнить, что к концу 1918 г. лишь 0,15% крестьян были объединены в различные сельскохозяйственные коллективы, владевшие 0,8% земельной площади. Но, выразив уверенность в стремлении большинства крестьян к социалистическому преобразованию сельского хозяйства, Ленин не настаивал на его немедленной реализации. Наоборот, он повторил ранее высказанную мысль о том, что "к этому величайшему из преобразований мы должны подходить с постепенностью. Немедленно ничего нельзя здесь сделать..."223.
Однако многие делегаты полагали, что переходный период от капитализма к коммунизму будет кратковременным и трех лет будет достаточно для перевода крестьянских хозяйств на путь общественного производства. Эти настроения делегатов съезда получили отпор со стороны наркома земледелия С.П.Середы. Признавая распыление земли в результате аграрной революции и возникшей теперь проблемы ее собирания и общественной обработки, он, тем не менее, подчеркивал, что Советская власть не выдвигает задачи непосредственного перехода к социализму в деревне, мысль об экспроприации мелких крестьян не может прийти в голову сознательному коммунисту224.
Однако, в принятом съездом большинством голосов "Положении о социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию" главнейшей задачей земельной политики считалось "последовательное и неуклонное проведение широкой организации земледельческих коммун, советских коммунистических хозяйств и общественной обработки земли"225. Местные земельные органы призывались к энергичному переустройству земледелия на коммунистических началах. Но в опубликованном 14 февраля 1919 г. постановлении ВЦИК "О социалистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалистическому земледелию" не было речи об ускорении или прину-
237

Диктатура коммунистов в деревне.
дительном введении общественных форм хозяйства. Отдавая предпочтение коллективному земледелию, постановление подчеркивало, что переход к нему является добровольным делом единоличных хозяйств. Отмечая их отживающий характер (тоже дань крайне левым настроениям), оно указывало на постепенность обобществления единоличного землепользования226.
14 марта в газете "Голос трудового крестьянства" был опубликован циркуляр Наркомзема о недопустимости принуждения в создании коллективных хозяйств. Никакие решения партийных конференций, писал член коллегии Наркомзема В.В.Кураев, подписавший циркуляр, не могут служить основанием для этого. Общественные формы хозяйствования могли вводиться только постановлениями самих крестьян.
Тем не менее практика принуждения к общественной обработке земли и вступлению в коммуны получила распространение. Форсирование коммунистами социалистического землеустройства приводило к тяжелым последствиям. Уполномоченный ЦК РКП(б) ДА.Павлов с явным одобрением сообщал в конце декабря 1918 г. из Елецкого уезда Орловской губернии, что земельный отдел, возглавляемый Кенаревским - рабочим из местных крестьян, осуществляет план создания единой трудовой коммуны. За зиму через организацию коммунистов предполагалось подготовить крестьян к принятию этой идеи и с весны провести по всему уезду общественную обработку полей, обобществить инвентарь и пр. Возражения некоторых товарищей о том, что план в отношении 360 тыс. крестьян трудно выполним, утопичен, не были приняты во внимание уездными властями, приступившими к его реализации. Письмо заканчивалось восторженно: "Вот как мы шагаем, товарищи! (В следующий раз я Вам подробнее опишу это начинание и опишу те конкретные меры, которые мы предпримем сейчас же...)"227. Административная переориентация социально-экономического развития уезда привела в марте 1919 г. к восстанию крестьян. Председателю уездной коммуны пришлось бежать в г. Лебедянь (Тамбовская губерния), где он был убит преследовавшими его елецкими и присоединившимися к ним Лебедянскими крестьянами. В Лебедянском уезде земельный отдел также стремился к насаждению коммуны, а нежелающих он был намерен принудить "силой диктатуры"228. Это
238

Итоги аграрных преобразований
привело к усилению в уезде антикоммунистических настроений. Партийные ячейки в волостях распались, коммунисты, пытавшиеся повлиять на движение, поплатились жизнью229. Восстание удалось прекратить лишь в середине апреля, когда стали осуществляться решения VIII съезда РКП(б) о недопустимости насильственного перевода крестьян к коллективному землепользованию и претворяться в жизнь декреты о льготах середнякам.
Революционный романтизм на практике трансформировался в уродливые формы насильственной перестройки крестьянской жизни. Характерные образцы административно-приказной переориентации социально-экономической жизни деревни дала Нижегородская губерния. Левацкую торопливость проявили коммунисты Княгининского уезда, где партийная конференция, съезд Советов, а за ними и съезд земельных отделов приняли постановления об обязательном для всех селений переходе к общественной обработке земли230. Постановление вызвало протесты крестьян, посылавших жалобы и ходоков в губернский Совет, Наркомзем и к Ленину. Крестьяне второго Зольянского общества с.Ичалки телеграфировали Ленину: "Княгининский уездный съезд партии принял решение о принудительной общественной обработке земли. Беднота и середняки против принудительной обработки, согласны на добровольные коллективы, коммуны. Большинство желает работать единолично. Уезд грозит репрессиями, ожидается прибытие отряда. Это подорвет доверие к Советской власти. Просят приостановить осуществление незаконного постановления"231.
Принуждением крестьян к введению коммун грешили и коммунисты Алексинского уезда Тульской губернии. По сообщению в НКВД Асманова и Белугина в Алексашенской волости коммуна вводилась "под плетью". Но как только поступило указание сверху прекратить эксперимент, она тут же распалась232.
В Московской губернии партийные конференции принимали решения об усилении пропаганды преимуществ коллективного хозяйства и ставили в качестве практической задачи перевоспитание психологии крестьянина233. Коммунисты Симбирской губернии не только вели агитацию в пользу коммуны, но и осуществляли идею обобщения имущества крестьян234, что привело к широкому восстанию в марте 1919 г.
239

Диктатура коммунистов в деревне.
Вмешательство органов коммунистической власти в хозяйственную деятельность состоятельных и средних крестьян накаляло обстановку в деревне. В некоторых уездах комбеды по существу запретили хозяйственную деятельность, разрушили торговлю, разорили кооперативы. Типичный образец такой деятельности - Сергаческий уезд Нижегородской губернии. Как о большой победе сообщали в губком РКП(б) председатель уездного комитета партии М.И.Санаев и секретарь В.Шувалов о подчинении всей жизни уезда комбедам. Они сосредоточили в своих руках все производство, потребление, учет, распределение, при них организованы боевые дружины. Кулаки лишены права участвовать в выборах, комбеды отобрали у них излишки скота и инвентаря. Без их ведома никто ничего не может продать или купить. Комбеды "обобществляют жизнь села, приготовляют ее к коммунизму", докладывали в октябре партийные руководители уезда. Как особую заслугу они отмечали подчинение кооперативов комбедам235. В сентябре 1918 г. М.И.Санаев был на приеме у Ленина. После разговора с ним Ленин направил в "Правду" записку, в которой просил работников газеты записать со слов Санаева и напечатать "очень интересный материал о классовой борьбе в деревне и комитетах бедноты"236.
Сейчас трудно восстановить, о чем шла речь в беседе, но очевидно, что в августе-сентябре "обобществление жизни села" и "приготовление ее к коммунизму" еще не проводилось. Но в октябре и позднее в уезде практиковался насильственный перевод крестьян к общественной обработке земли, что не отвечало их потребностям и не было принято ими. В результате в уезде произошло восстание крестьян. При расследовании его причин было признано, что оно лишь отчасти носило кулацкий характер. Во многих случаях восстание было вызвано "перегибами" отдельных представителей Советской власти. При его ликвидации, в свою очередь, были допущены действия "в высшей степени нетактичные"237.
Вмешательство комбедов в деятельность кооперативов по существу разрушало их. Так было не только в Сергачском, но и Ва-сильсурском, Лукьяновском и других уездах238. 27 ноября 1918 г. отдел управления Нижегородского губисполкома в циркулярном письме уездным Советам указал на недопустимость вмеша-
240

Итоги аграрных преобразований
тельства Советов, и тем более комбедов, в деятельность кооперативных организаций, как наносящих вред239.
В 1918 г. в стране было 54 тыс. кооперативов, из них 24 тыс. потребительных обществ, 16,5 тыс. кредитных товариществ, 2400 сельскохозяйственных кооперативов. Они объединяли несколько десятков миллионов сельских жителей240. Новая власть декларировала большое значение кооперации в организации экономических связей города и деревни. Но коммунисты считали, что на дела кооперации немалое влияние оказывают кулаки. Поэтому комбеды, борясь с кулаками, реквизировали кооперативы, их наличные средства, товары, склады, лавки. Во многих губерниях (Владимирской, Вологодской, Нижегородской, Московской, Саратовской, Тамбовской) кооперация разрушалась. В 1918 г. кооперация по существу была отстранена от заготовки хлеба, продорганы использовали лишь ее склады и зернохранилища и в некоторых губерниях она допускалась к распределению товаров. Тем не менее, в 14 губерниях союз "Кооперативное зерно", объединявший 30 местных кооперативов, поставил государству 25,6 млн пудов хлебопродуктов241.
21 ноября 1918 г. был принят декрет "Об организации снабжения населения всеми продуктами и предметами личного потребления и домашнего хозяйства", гарантировавший неприкосновенность складов и лавок кооперации. Однако наступление на кооперативы в деревне продолжалось. 25 декабря Ленин направил телеграмму Совету коммун, губпродкомам, совнархозам и кооперации Северной области, а затем и Урала, где указывал на незаконность закрытия кооперативов, реквизиции их товаров и других акций, как нарушающих дело снабжения и расстраивающих организацию тыла Советской республики. Он требовал прекратить преследование кооперативов, возвратить им товары, включить их в распределительную сеть наравне с советскими лавками242. Поскольку в конце 1918 г. кооперативы включались в систему Наркомпрода, Цюрупа издал циркуляр продовольственным комитетам, категорически запрещавший ломать их аппараты, устранять правления и принимать другие меры, разрушающие их. Губпродкомам предписывалось немедленно отменить все действия против кооперации243.
Основным итогом аграрных преобразований первого года коммунистической диктатуры была ликвидация капиталистичес-
16—1142 241

Диктатура коммунистов в деревне.
кого землевладения, его парцелляция. Более миллиона бедняков получили возможность вновь стать хозяевами, несколько миллионов увеличили свои наделы. Но крестьянство не пошло навстречу программному постулату коммунистов о создании общественных хозяйств. Не оставили ощутимого следа в социалистическом преобразовании сельского хозяйства и комитеты бедноты: крестьянство не приняло открытых форм насилия над своим образом жизни, упорно отстаивая свое право на землю и производимый на ней продукт. Оно непримиримо относилось к социальным экспериментам коммунистов, не принимало командных методов руководства деревней, вполне определенно выражая свое отношение к ним участием в восстаниях.
4.4. Чрезвычайный налог - революционная контрибуция
В мае 1918 г. финансовое положение страны было критическим2*4. Основным методом получения денежных средств были контрибуции. Еще в апреле в "Очередных задачах Советской власти" Ленин высказал свое отношение к ним, считая их принципиально приемлемыми и заслуживающими пролетарского одобрения245. Конституция РСФСР, принятая в июле 1918 г., основную цель финансовой политики определяла как экспроприацию буржуазии. Она не ограничивала возможности власти вторгаться в право частной собственности246.
До комбедов деревня по существу не платила налогов государству. Но и государство не субсидировало работу волостных и сельских Советов и комбедов. И они изыскивали средства на месте. Члены партийных ячеек также полагали, что их труд должен быть вознагражден. Для обеспечения своего существования Советы, комбеды, партячейки широко практиковали контрибуции и штрафы с населения. Получаемые ими средства не пополняли казну государства, а использовались для местных (часто для личных или групповых) нужд. Будучи бессистемными, они наносили ущерб всем крестьянам, имеющим хоть какой-то достаток. В апреле Наркомфин запретил местным Советам взимать контрибуции по своему усмотрению, как расстраивающие всю финансовую систему247. Однако ВЦИК отменил этот циркуляр НКФ, пока не была выработана общая система обложения налогами. Об этом оповестила 21 апреля "Правда". НКВД разрешал губерн-
242

Чрезвычайный налог - революционная контрибуция
ским и уездным Советам устанавливать налоги по своему усмотрению, но волостные и сельские Советы не должны были проявлять инициативу в этом деле. Однако с запрещением вышестоящей власти в деревне мало считались.
Массовое распространение штрафы и контрибуции получили в период комбедов. По данным 252 уездов, вопрос о взимании налогов, штрафов, контрибуций 1048 раз стоял в повестке дня объединенных заседаний комбедов и Советов248. В общем балансе рассмотренных ими вопросов он составлял 8,4%. Объединенные заседания Советов и комбедов стремились к системности экспроприации средств сельской буржуазии, но в большинстве случаев достичь этого не удавалось. Деньги, хлеб, скот, личное имущество конфисковывалось у крестьян за участие в выступлениях против Советов, комбедов, продотрядов, партячеек, за отказ выполнять те или иные распоряжения. Так, в с.Сазыкино Елецкого уезда партийная ячейка во главе с председателем Ко-телкиным (он же председатель волостного Совета) и комбед "учили", как пишет уездная газета, спекулянтов "уму-разуму" штрафами. По решению партячейки, одного спекулянта оштрафовали на 1 тыс. руб., конфисковали 69 пудов хлеба и 2,5 пуда сала за продажу хлеба без ведома бедноты. Полученные с него деньги пошли на нужды ячейки РКП(б), хлеб и сало были распределены между бедными249. На зажиточных граждан с.Долгу-ши Калачевской волости Землянского уезда в октябре была наложена контрибуция в 500 тыс. руб. за хищническую порубку народного леса250. В Солдатской волости Нижнедевицкого уезда два кулака с.Рындино за укрывательство оружия были оштрафованы уездной ЧК на 6 тыс. руб.251 Общее собрание граждан с.Елизарьева Ардатовского уезда Нижегородской губернии 8 сентября постановило устранить от должности председателя волостного Совета Кудашева и наложить на него штраф в 1 тыс. руб. за приобретение 10 пудов хлеба сверх положенной нормы без разрешения местного комитета бедноты2". В с.Острецово Не-рехтского уезда Костромской губернии образовавшаяся ячейка коммунистов обложила буржуазию налогом в 40 тыс. руб.253 В с.Пичеурах Ардатовского уезда Симбирской губернии комбед арестовал самогонщиков и оштрафовал их на 6 тыс. руб. На кулаков волости была наложена контрибуция в 57 тыс. руб. Эта ак-
16* 243

Диктатура коммунистов в деревне.
ция вызвала выступление против комбеда254. 17 октября Алеш-кинский волисполком Бежецкого уезда Тверской губернии постановил: за неисполнение распоряжений волостного комбеда (отказ выдать излишки хлеба) наложить на И. Яковлева, гражданина д. Лаврово, контрибуцию в 3 тыс. руб.255 На крестьян Вазер-ской волости Мокшанского уезда Пензенской губернии волисполком наложил контрибуцию в 66 464 руб. за разграбленные хутора и 25 тыс. за самовольные порубки леса256.
Возмущение у крестьян с.Каликина Лебедянского уезда вызвала конфискация имущества у крестьянина В.И.Кучина, совершенная по указанию председателя уездного комбеда Сафонова. Местная партийная ячейка постановила распределить конфискованное имущество между коммунистами и членами комбеда. Испугавшись такого произвола, крестьяне стали прятать личное имущество257.
Штрафы и контрибуции, по понятиям коммунистов, были одним из средств упрочения власти пролетариата. В то же время использование полученных таким путем средств для нужд бедноты и самих коммунистов свидетельствовало о вульгарном понимании ими принципов равенства, ничего общего не имеющем с социализмом. Право штрафовать кулаков за антисоветские выступления и другие нарушения революционных законов часто использовали уездные ЧК. Определить, сколько средств было изъято у крестьян-собственников через штрафы, не представляется возможным. По сведениям ВЧК, в 1918 г. было наложено 4705 штрафов на сумму 28 758 772 руб.258 Но есть основания думать, что эти сведения относятся лишь к городу. Выяснить количество штрафов, наложенных на сельских жителей, невозможно.
Другим широко практиковавшимся методом подавления и приемом имущественного поравнения сельских жителей являлись контрибуции. Это была карательная акция. Она налагалась военными властями и чрезвычайными комиссиями на село, волость, уезд за "контрреволюционные деяния". Суммы контрибуций не регламентировались. В начале августа буржуазия Лебедянского уезда была обложена контрибуцией в 200 тыс. и к 13 августа было собрано 150 тыс. руб.259 На кулаков с.Лесновка Бобровского уезда в сентябре за попытку сопротивления Советской власти была наложена контрибуция в 50 тыс. руб.260 За уча-
244

Чрезвычайный налог - революционная контрибуция
стие в мятеже Киселевская волость Старицкого уезда заплатила 1,5 млн руб.261, Сберовская волость Вышневолоцкого уезда - 200 тыс.262, а Лунгинская волость того же уезда - 100 тыс. руб. и 2 тыс. пудов хлеба263. Порой волостные власти увеличивали объем контрибуций для своих нужд. Так, в Поддубовской и Лубовской волостях того же уезда с кулаков было взыскано в 7 раз больше определенной карательными органами суммы - 350 тыс. вместо 50 тыс. руб.2" Для внесения контрибуции назначались жесткие сроки и собиралась она в присутствии карательного отряда. За невыполнение следовали арест, трибунал, расстрел.
В НКВД поступало много жалоб на непосильный размер контрибуций, грубые приемы их взыскания, несправедливые аресты. Так, крестьяне с. Акузова Сергачского уезда Нижегородской губернии жаловались на незаконные действия лиц, "именующих себя коммунистами". Составив подложный приговор сельского собрания, они самочинно переизбрали волостной Совет, введя в него своих людей. Главным стал Кильдюшев, которого весной общество лишило права голоса за изготовление и продажу самогона. Крестьяне также обращали внимание центральной власти на действия братьев Якушевых, один из которых служил в каком-то уездном учреждении. Пользуясь своим положением, он разъезжал по волости и самовольно облагал крестьян налогом, угрожая всем револьвером. Вышеназванные лица, вошедшие в Совет, облагали контрибуциями бедных крестьян и даже отцов красноармейцев по нескольку раз. Административный подотдел НКВД предложил Нижегородскому губисполкому провести тщательное расследование указанных злоупотреблений, виновных в том лиц предать суду, о результатах сообщить заявителям, копии следственного материала представить в НКВД265.
Ссылаясь на постановление ВЦИК и циркуляр Наркомата юстиции, НКВД разъяснял исполкомам, что арест как принудительная мера к уплате налога не должен применяться. Лица, не внесшие контрибуции, могут быть привлечены к общественным работам. Такие разъяснения в ответ на жалобы населения были даны Старицкому уездному исполкому Тверской губернии266, ряду вологодских Советов и др.
По данным журнала "Власть Советов" за год (ноябрь 1917-ноябрь 1918 г.) с деревни было собрано 17 947 379 руб. контри-
245

Диктатура коммунистов в деревне.
буции267. Наибольшие денежные взыскания были получены в деревнях Костромской губернии - 5295 тыс. руб. В остальных губерниях контрибуционные суммы не превышали 2 млн руб.: Московская -1 849 500 руб., Псковская -1713 565, Орловская -
1 060 000 руб. В Тверской и Пензенской губерниях было собрано
менее 1 млн руб.: в первой - 794 796, во второй - 753 521 руб. Бо
лее 300 тыс. руб. взыскано с крестьян Вятской, Владимирской,
Пермской, Саратовской, Калужской, Вологодской губерний. От
100 тыс. до 300 тыс. рублей выплатили крестьяне Казанской (210
тыс.). Нижегородской (232 723 руб.). Самарской (226 тыс.), Смо
ленской (266 500), Тамбовской (116 567), Тульской (153 950 руб.).
Менее 100 тыс. руб. было изъято из деревень Воронежской (65 080),
Иваново-Вознесенской (50 тыс.), Новгородской (64 500 руб.), Че
реповецкой (45 500), Ярославской (33 тыс.), Рязанской (5 тыс.),
Олонецкой (500 руб.).
Установить какие-либо закономерности наложения контрибуций трудно. Правомерно предположить, что наивысшие суммы должны были бы заплатить губернии, где больше всего происходило восстаний и контрреволюционных выступлений. По массовости выступлений и числу охваченных восстаниями волостей летом на первом месте были губернии Поволжья и Урала. Однако собранные в них суммы нельзя признать высокими. По восстаниям осенью на первое место претендуют Рязанская (11 из 12 уездов). Тамбовская (7 из 12 уездов), Смоленская, Калужская, Московская губернии. Но суммы полученных с них контрибуций весьма скромные. По этому поводу можно высказать два предположения. Первое - во время ликвидации ноябрьских восстаний контрибуции не получили широкого распространения как карательная мера. Второе - сведения об этих сборах еще не поступили в НКВД. И то и другое предположения имеют основания.
Погубернские итоги сбора контрибуций наглядно показывают бессистемность их взыскания. Так, в Костромской губернии, давшей 5,2 млн руб. (больше всех), 4 млн были получены в одном Ветлужском уезде: 2 млн руб. как контрибуция за восстание, и на
2 млн было реквизировано золотых и серебряных вещей и мо
нет268.
Штрафы и контрибуции в первую очередь должны были платить кулаки, богатые крестьяне, торговцы, спекулянты и прочие
246

Чрезвычайный налог - революционная контрибуция
лица, причислявшиеся к эксплуататорам. Середняки и беднота облагались лишь при их непосредственном участии в восстаниях. Но сельская буржуазия никогда не торопилась с внесением своей доли и нередко изыскивала возможности переложить тяжесть обложения на все население, используя распространенность уравнительных настроений. Характерный случай имел место в Нижнедевицком уезде Воронежской губернии. По предписанию Орловского окружного военкомата на уезд за контрреволюционное выступление была наложена контрибуция деньгами, зерном и скотом. Из-за бездеятельности комбедов кулаки переложили значительную долю выплаты на бедноту, но не прямо, а косвенно. В некоторых волостях в уплату контрибуции на собранные с населения деньги у кулаков купили зерно и скот по высоким ценам, так что в итоге кулаки ничуть не пострадали от обложения. В других волостях поступили иначе. Настроенные кулаками сходы постановили, что скот, полученный беднотой из помещичьих имений, является общим, поэтому его надо отобрать в уплату контрибуции. Комбеды и в этих волостях не защитили бедноту269.
Количество скота и хлеба, изъятого через контрибуции, установить невозможно. Денежная контрибуция в 17,9 млн. руб., собранная в течение года с крестьян 29 губерний, была относительно невелика, если учесть, что всего с города и деревни было собрано 826 471 840 руб. контрибуций. Но и последняя сумма не представляется большой на фоне денежного изобилия, имевшегося у населения. В стране циркулировало в это время приблизительно 60 млрд руб.270
С целью изъятия излишков денег у городской и сельской буржуазии 30 октября 1918 г. был введен единовременный чрезвычайный налог в 10 млрд руб. Он предназначался для организации Красной Армии, пополнения казны271. К тому же предполагалось, что высокие ставки на кулацкие хозяйства заставят их продавать хлеб и другие продукты государству.
Обложению чрезвычайным налогом не подлежали лица, получавшие пенсию или зарплату менее 1500 руб. и не имевшие запасов. От него освобождалась беднота, а средние слои облагались небольшими ставками. Вся тяжесть налога должна была лечь на богатых крестьян и городскую буржуазию. Считалось,
247

Диктатура коммунистов в деревне.
что в городах будет обложено в среднем 6-8% жителей, в деревнях -10-12%™. Уплата налога обеспечивалась личной и имущественной ответственностью. В деревнях списки лиц, подлежащих обложению, должны были составлять налоговые комиссии из 2 членов волисполкома и 3 членов комбеда. Раскладку налога надо было закончить к 1 декабря, а взыскание провести не позднее 15 декабря273.
Чрезвычайный налог являлся грандиозной революционной контрибуцией. Но поспешное введение налога, непродуманность порядка обложения и способов взыскания, отсутствие толковых инструкций свидетельствовали об очередном революционном порыве правительства, одним ударом намеревавшегося покончить с финансовой состоятельностью буржуазии. Наркомфин не имел представления ни о действительных запасах денег у населения, ни об удельном весе социальных групп в губерниях. Сумма налога на губернию уравнительно делилась по уездам, а там "на глазок" по волостям и селениям. Местные органы в свою очередь увеличивали обложение на десятки миллионов рублей для собственных нужд. Тамбовский губисполком, например, рассматривая чрезвычайный налог как форму контрибуции, накладывал повышенные ставки на те волости, где были мятежи или развита спекуляция274.
Много недоразумений происходило от того, что не было критериев для определения состоятельности крестьянских хозяйств. Выяснилось, что деревня "не умеет выделить среднего рядового крестьянина, обязанного известным достатком труду собственных мозолистых рук и который, следовательно, должен быть свободен от налога"275, - писал В.Н.Селицкий, заведующий отделом печати НКВД, обобщая газетные сообщения о практике распределения чрезвычайного налога. В некоторых местах в основу определения зажиточности крестьян были положены квитанции за сданный хлеб. Но такая практика вызывала много нареканий и законное недовольство средних крестьян и бедноты276.
Декрет допускал проявление инициативы бедноты в способах реализации налога. Когда в комиссии попадали бедняки, они, осуществляя свое понимание социальной справедливости, раскладывали налог на зажиточно-кулацкие семьи, вызывая их гнев и часто расплачиваясь за это своей жизнью и имуществом. Пред-
248

Чрезвычайный налог - революционная контрибуция
ставительство средних крестьян в комиссиях приводило к уравнительности в его раскладке - подушной, подворной, подесятинной. Этот способ, облегчавший ношу кулака, часто поддерживался и беднотой, не преодолевшей общинных традиций уравнения. Такая практика отмечалась в Казанской, Пензенской, Иваново-Вознесенской, Тамбовской и Рязанской губерниях277. В интересах кулака был сбор налога и на основе круговой поруки, как это имело место в Костромском уезде278. Когда в налоговые комиссии попадали кулаки, а это было далеко не редким явлением, они находили способы переложить налог с себя на средних крестьян и бедноту.
Бывало и так, что сумма налога оказывалась непосильной для волости. Например, на Таузаковскую волость Мокшанского уезда был определен налог в 420 тыс. руб. Комиссия, обсудив вопрос, нашла, что с обществ можно собрать только 95 275 руб.279 Непосильным оказался налог в 380 тыс. и для Вазерской волости, с которой только перед этим была взыскана контрибуция в 80,5 тыс. руб.280 Борисовский волостной Совет Пензенского уезда 30 декабря, рассмотрев вопрос об уплате чрезвычайного налога (82 138 руб.), решил ходатайствовать перед Наркоматом финансов о сложении его ввиду несостоятельности крестьян2". Если в этой волости от внесения налога отказывались ввиду бедности, то в Чернцовской вносить налог отказались кулаки, заявив о непризнании решений комбеда и Совета282.
Для многих уездов Казанской, Смоленской губерний налог оказался непосилен из-за разорения деревень гражданской войной и восстаниями283. Из Вологодской, Костромской, Рязанской, Смоленской, Ярославской губерний во ВЦИК и НКВД поступали многочисленные жалобы на то, что налог всей тяжестью лег на бедняцко-середняцкие хозяйства284. В Смоленской губернии крестьяне среднего достатка были обложены высокими ставками, за неуплату продавалось имущество, в счет погашения налога засчитывались деньги за мобилизованных лошадей285.
При взимании налога применялись репрессии - аресты, распродажа имущества, избиения, купание в ледяной проруби. И тем не менее налог поступал слабо. В Даниловском уезде Ярославской губернии в феврале было собрано лишь 6,8% от назначенной- суммы, в Любимском уезде - 2$%ж. В Рязанской губер-
249

Диктатура коммунистов в деревне.
нии из 155 млн руб. налога было взыскано 39,417 млн, т. е. около 26%. Здесь в наиболее богатых уездах - Данковском и Ранен-бургском - в налоговых комиссиях засели кулаки. Чуть ли не каждые две недели по их настоянию происходили перевыборы Советов. В конце концов, они добились своего: переложили свою долю налога на середняков и даже бедноту. За преступления по сбору налога весной 1919 г. в уезде было арестовано 22 члена комиссий287. В Данковском, Спасском, Егорьевском и Рязанском уездах на почве сбора чрезвычайного налога отмечалось нарастающее возмущение населения288.
Из 250 млн руб., причитавшихся с Орловской губернии, на 22 декабря было собрано лишь 1,348 млн (0,5%). Много жалоб поступало на раскладку и методы сбора налога. Председатель гу-бисполкома Б.Волин писал, что НКФ и НКВД дают противоречивые указания и инструкции к взысканию чрезвычайного налога. Наркомат финансов в лице Н.Крестинского настаивал на применении репрессивных мер вплоть до ареста и конфискации имущества. Но Нарком внутренних дел Г.И.Петровский требовал, чтобы репрессия определялась только судом. На местах широко применяются репрессии, сообщал Волин Петровскому: в волостях на этой почве идет брожение, а в Дмитровском уезде произошло серьезное восстание нескольких волостей289. В Брянском уезде сбор налога также привел к восстанию. Здесь применялась одна мера взыскания - арест. Это породило враждебность крестьян к власти290. В Ливенском уезде беднота и средние крестьяне, желая пойти навстречу Советской власти и ради укрепления Красной Армии, жертвовали, чем могли29'. Уездный исполком, видя, что налог поступает с трудом, выдал уполномоченным по проведению чрезвычайного налога мандаты на право ареста и расстрела лиц, мешающих его сбору. В Вышне-Ольшан-ской волости 15 декабря со всех плательщиков налога взяли подписку о его уплате в 48 часов292. В Воловской волости было собрано 189 тыс. руб., но многие деревни отказались платить налог. Уездный уполномоченный Д. И. Хализов в течение трех дней - 18-20 декабря - проводил митинги в наиболее зажиточных деревнях - Липовец, Казаковка, Натальевка и Ивановка. 23 декабря уполномоченный с трудом (под страхом расстрела) созвал съезд волостных налоговых комиссий. Явились представители 14
250

Чрезвычайный налог - революционная контрибуция
сельских комиссий, на следующий день - еще 5, а 19 сельских комбедов и Советов уклонились от создания налоговых комиссий и явки на съезд. Хализов для наведения порядка считал необходимым расстрелять человек 60, в первую очередь членов этих комбедов и Советов, как якобы кулацких подголосков. Для сбора налога уполномоченный намеревался послать в Воловскую волость отряд с пулеметом293. Военно-приказная практика таких ретивых уполномоченных приводила к восстаниям крестьян. За незаконные действия многие члены налоговых комиссий Ливен-ского уезда были преданы суду, из них 8 человек осуждены на 10 лет294.
В Елецком уезде на применении репрессий при сборе чрезвычайного налога настаивал секретарь укома РКП(б) К.Гроднер295. 16, 23, 30 января и 20 февраля 1919 г. общие собрания коммунистов городской организации, на которых присутствовали представители волостей, обсуждали вопрос о ходе реализации налога296. Повторялось типичное для всей страны отношение крестьян к налогу: середняк вносит свою долю, а кулаки уклоняются от его уплаты. Входя в налоговые комиссии, они перекладывают свои обложения на середняков и бедноту. Только там, где сельские коммунисты проявили активность, удалось заставить кулаков внести кое-что. Но без репрессий кулаки налог не платили. В наиболее богатой волости, Краснополянской, на 23 января из 3170 тыс. обложения было собрано только 410,71 руб.297. В волости были неоднократные вооруженные выступления крестьян. Из Стегаловской, Никольской и других волостей неплательщиков доставляли в уездную ЧК. Их имущество конфисковывалось и распродавалось298.
За месяц (18 декабря - 18 января) в Орловской губернии на почве чрезвычайного налога произошли три восстания - в Боло-ховском, Кромском уездах и Брянском районе299. В Курской губернии чрезвычайный налог вызвал восстание в Тимском и Но-вооскольском уездах. Агитация против него велась в Фатежском уезде. В Курском уезде многие комбеды считали, что обложению подлежат все, и требовали от финансового отдела разъяснить понятие "среднее крестьянство"300.
Ни в одном уезде к назначенному декретом сроку (15 декабря) не было собрано даже 5% налога. Но за два месяца - с 13 но-
251

Диктатура коммунистов в деревне.
ября по 18 января - его распределение и попытки сбора вызвали 26 восстаний в 13 губерниях: Вологодская, Пензенская, Орловская, Псковская, Костромская - по 3, Тульская, Калужская, Вятская, Московская - по 2, Смоленская и Курская - по I30'.
Комиссия ВЦИК, работавшая в Вятской губернии в мае-июне 1919 г., выяснила, что чрезвычайный налог и мобилизации подорвали доверие крестьян к коммунистам и Советской власти. Подводя итоги обследования, председатель комиссии Ю. Стек-лов отмечал, что выявленные недостатки и состояние деревни являются общими для всей страны. Комиссия признала ошибочность проведения некоторых мероприятий. "Когда мы раздеваем кулаков, - говорил Стеклов, - мы делаем неправильно", потребительский коммунизм ни к чему не привел. Он призвал отказаться от "раздевания кулаков и кустарей"302.
НКВД располагал сведениями о трех восстаниях в Вологодской губернии, имевших место с 13 ноября 1918 по 18 января 1919 г. Но случаев выступлений против налога, убийств коммунистов и советских работников за два этих месяца было значительно больше. Только за декабрь в пяти уездах Вологодской губернии произошло 14 беспорядков и вооруженных выступлений. 3 декабря в Братковской волости был разоружен и арестован отряд чрезвычайной комиссии и члены исполкома, которые пытались собрать налог. В тот же день в Харинской волости недовольство обложением чрезвычайным налогом привело к аресту председателя волисполкома. Сход решил налог не платить, а исполком переизбрать. Сбор налога в волости приостановился. Крестьяне не дали произвести аресты неплательщиков, избили сотрудника чрезвычайной комиссии303. 6 декабря в Тотемском уезде произошло выступление мобилизованных, недовольных обложением их семей налогом. 10 декабря из-за налога был совершен самосуд над четырьмя служащими Заозерского волисполкома, а в Куракинской волости были убиты военный комиссар, член чрезвычайной следственной комиссии, и четыре члена комбеда, за что вскоре было расстреляно 10 крестьян304. В этом же уезде, в Косиковской волости, три дня происходили беспорядки и велась агитация за убийство военкома и коммунистов. В те же дни в Верхкокшенгской волости крестьяне, недовольные учетом хлеба и налогом, убили 16 продотрядовцев305.
252

Чрезвычайный налог - революционная контрибуция
Вологодский губернский Совет, не желая обострять обстановку, пошел навстречу крестьянству. Состоявшийся в конце декабря II губернский съезд Советов постановил, что средние крестьяне, имеющие 2 коровы на 6 человек и хлеба на весь год, обложению чрезвычайным налогом не подлежат306. Это означало, что большая часть крестьян Вологодской губернии освобождалась от непосильного бремени. Совет прекратил разорение крестьян. Решение съезда успокоило деревню. Вологодский губернский Совет был единственным в стране, понявшим вред репрес-сионных методов сбора чрезвычайного налога.
Пензенская губерния, как и Вологодская, была бедняцко-се-редняцкой, хотя она относилась к другому экономическому району - Поволжскому. Здесь налоговые комиссии, стремясь выполнить директиву центра, беспощадно выколачивали налог не только с середняков, но и с бедноты, продавая последнюю лошадь, единственную избу, разоряя крестьян. Во многих местах налог взыскивался с применением вооруженной силы. В Голи-цинской и Долгоруковской волостях Н. Ломовского уезда с 22 по 28 декабря налог собирал уездный отряд в 30 человек и специально мобилизованные для этого коммунисты. 25 декабря ими были арестованы 25 крестьян в селе Голицино и один в селе Дол-горуково, как неплательщики и зачинщики беспорядков. Крестьяне этих сел сговорились не платить налог и перебить уездный отряд. Но неожиданно появившийся мокшанский отряд ЧК нарушил их планы. 26 декабря толпа долгоруковских крестьян поднялась с кольями на членов мокшанского отряда, выявлявших зачинщиков беспорядков. Выстрелы разогнали крестьян. Налог в этих (и других) селах был собран с помощью отрядов307.
Как уже говорилось, инструкции Наркомфина допускали применение репрессий в отношении "классовых врагов". Но круг этих врагов искусственно расширялся. Необоснованность налоговых сумм и сроков сбора приводили к разорению крестьян, к необходимости взимать налог силой, злоупотреблению приказами и принуждением.
Интересно письмо Г.И.Петровскому, присланное из Саранского уезда, типичного для Пензенской губернии. Его автор, А.Ивенин, вел революционную работу в уезде еще в 1900-1904 гг., а в начале 1919 г. оказался здесь по болезни. Обращаясь к нарко-
253

Диктатура коммунистов в деревне.
му внутренних дел, Ивенин писал: "Пользуюсь Вашим разрешением писать Вам лично о положении на местах... Население настроено против Советов. Втихомолку ждут переворота. Повинны в этом всецело местные уездные власти, произвол которых в управлении не знает границ и очень часто превосходит в своей разнузданности все самое дикое из того, чем мы вспоминаем проклятый царизм. При взимании чрезвычайного налога применяются пытки мрачного средневековья. Крик "расстреляю" раздается гораздо чаще, чем при крепостном праве раздавался крик „запорю". В некоторых деревнях так называемые коммунистические ячейки облагают отдельные дома обедами и потом берут с хозяев контрибуцию, за недостаточно вкусно изготовленный обед. Никакие возражения со стороны граждан не допускаются, и в особенности не любят здесь ссылок на декреты. Наскоро испеченные коммунисты совершенно неспособны разбираться в вопросах государственной политики, зачастую ведут, и при том вполне добросовестно, агитацию, безусловно вредную для дела действительного осуществления социализма. Раскладка налогов, производство реквизиций и конфискации совершаются вне каких бы то ни было соображений целесообразности с точки зрения осуществляемых центральной властью социальных идеалов. Производят же все это люди, до революции известные местному населению с самых дурных сторон, люди зачастую с уголовным прошлым. О полном отсутствии гарантии личной неприкосновенности и говорить не приходится: сами действия уездных властей вопиют об этом... Недовольство народа местными властями все увеличивается и весной может вылиться в бурные формы"308. Выход автор письма видел в усилении "самой суровой диктатуры социалистического центра над безусловно несоциалистическими властями... путем немедленного устранения лиц, неспособных по складу своего мышления понять смысл и значение, внутренний характер и главную этическую ценность социалистической политики"309.
Объективность анализа положения в деревнях Саранского уезда, данного в письме Ивенина, подтверждается материалами III Пензенской губернской конференции РКП(б), состоявшейся в середине декабря 1918 г. В докладе секретаря Саранского укома партии Герцовской отмечалась слабость организации (два меся-
254

Чрезвычайный налог - революционная контрибуция
ца назад уездная организация была распущена) и неблагополучие в советских учреждениях. Но и у самих руководителей уездной организации не было четкого понимания предназначения чрезвычайного налога и методов его сбора310.
Вологодская, Орловская, Вятская, Пензенская губернии не были исключениями. Подобные методы практиковались и в деревнях Центрально-Промышленного района. На этой почве в Московской губернии в ноябре-декабре было зафиксировано два восстания, причем в Можайском уезде в мятеже участвовала и деревенская беднота3". На 20 февраля 1919 г. из Волоколамского уезда в губернский исполком поступило 1355 жалоб на раскладку налога. Поступление налога в уезде было крайне слабое -около 2 тыс. руб.312
Одной из характерных особенностей сбора чрезвычайного налога было лучшее его поступление из бедных и средних по зажиточности волостей и уездов. С наибольшей полнотой это можно проследить по материалам Нижегородской губернии. Здесь губернская печать регулярно информировала население о мероприятиях по сбору налога и результатах по уездам. По итогам на 26 января, 15 марта и 25 июля 1919 г. наибольшие сборы дали -Павловский и Семеновский уезды313. Здесь выступлений против налога не было, хотя агитация против него в декабре велась314. Из других уездов поступала масса жалоб на неправильность обложения. К неплательщикам применялись меры принуждения: их отправляли на общественные работы, описывали имущество. Из каждых 10 неплательщиков одного предписывалось арестовать315. Для выявления причин слабого поступления налога 16 апреля 1919 г. было проведено объединенное заседание губис-полкома, губкома РКП(б), совета профсоюзов и представителей районных комитетов. В докладе губернского отдела финансов отмечалось неверное понимание декрета и особенно неправильные меры по его взысканию, что на почве общего недовольства могло способствовать контрреволюционному движению, объединению бедноты и кулаков3".
Много жалоб на неправильное обложение и непосильные ставки поступало от крестьян Симбирской губернии. Здесь во многих волостях не соблюдался классовый принцип раскладки. К тому же местные власти к 100 млн руб., разверстанных Народ-
255

Диктатура коммунистов в деревне.
ным комиссариатом финансов, добавили еще 30 млн на свои нужды. Сбор налога по уездам шел неравномерно, давая от 6 до 40% плана317. В Сенгилеевском уезде из 17,5 млн руб. было собрано 2,4 млн318. В Свияжском уезде, разоренном войной, население подало 15 544 жалоб и заявлений на невозможность уплаты налога319. В Симбирском уезде из 170 тыс. жителей обложению подлежало лишь 8892 человека (5,2%). К 15 млн руб. по плану уездные власти добавили еще 15 млн. Из них 20% легло на среднее крестьянство, которое внесло налог почти без репрессий. Как везде, кулаки уклонялись от уплаты. По уезду было произведено 25 арестов, 33 продажи имущества в зачет налога. Злоупотребления отмечены в одном случае, за что виновный комиссар был отдан под суд. По поводу налога поступило 175 жалоб, из них удовлетворено 4, отказано 68, 94 оставлены на рассмотрение волостей. Жалобы подавались в основном бедняками, ошибочно обложенными налогом. Но удалось собрать лишь 1,2 млн руб., т.е. всего 6%. Взыскание было прекращено в связи с развитием восстания в соседних уездах. Представитель Наркомфина Порш, обследовавший уезд, докладывал председателю ВЦИК М.И.Калинину, что полного расслоения населения налогом не получилось320.
Поскольку с мест в правительственный аппарат шли тысячи жалоб от трудящихся на разорение их хозяйств непосильным обложением, 10 января 1919 г. Наркомфин опубликовал циркуляр о недопустимости разорения хозяйств среднего достатка. За невыплату налога запрещалось продавать семена, скот, орудия труда, необходимые в хозяйстве, а также хлеб, овощи, топливо, обычную одежду и домашнюю утварь321.
12 марта 1919 г. на заседании Петроградского Совета в речи и ответах на записки Ленин акцентировал внимание на отношении правительства к крестьянину-середняку, осуждая насилия по отношению к нему: "Мы против насилия над средними крестьянами, мы за соглашение с ними, за уступки"322. Отвечая на записку о том, что чрезвычайный налог ложится на середняка, Ленин признал, что поступает очень много жалоб по этому поводу. Им было дано задание ЦСУ провести пробное обследование нескольких волостей для выяснения, как крестьяне распределили этот налог323. По данным председателя ЦСУ Попова, налог в
256

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
большинстве случаев крестьяне распределяли справедливо. Ленин напомнил о классовом характере налога, но признал, что трудно точно определить состоятельность каждого крестьянина и возможны ошибки124.
Практика, как было показано выше, порождала большее количество "ошибок" в реализации чрезвычайного налога, чем это смогло выявить обследование нескольких волостей. Не считаться с этим Советское правительство не могло, и 9 апреля 1919 г. декретом ВЦИК были введены льготы средним крестьянам по уплате налога. Декрет констатировал, что большинство середняков добровольно внесло свою долю. Это давало основание считать, что не уплатившее меньшинство было обложено ошибочно. Невнесенные небольшие суммы обложения кассировались. Освобождались от налога и хозяйства, обложенные 1-3 тыс. руб. Ряду категорий крестьян налог значительно уменьшался. Хозяйства, обложенные свыше 15 тыс. руб., должны были внести деньги в две недели, в противном случае они предавались суду "за неподчинение Советской власти"325.
Финансовые итоги сбора 10-миллиардного чрезвычайного налога были более чем скромными. К концу 1920 г. поступило 1,6 млрд руб.336 Максимальные показатели дали Вятская, Казанская и Симбирская губернии - 51-84%. Чрезвычайный налог, разоряя средних крестьян, нивелировал их с беднотой, усиливая обнищание деревни и рост недовольства.
Конец 1918 г. ознаменовался нарастанием протеста крестьян против беззаконий и злоупотреблений революционных властей, против грубого диктата и насилий нарождающейся военно-коммунистической системы. Копившееся недовольство крестьян в ноябре-декабре вылилось в массовые восстания.
4.5. Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов.
2 сентября 1918 г. ВЦИК Советов принял постановление о превращении страны в военный лагерь. Он призвал трудящихся отдать все силы священному делу вооруженной борьбы против врагов социализма. 11 сентября Революционный Военный Совет республики объявил о повсеместной мобилизации в Красную Армию бывших офицеров, унтер-офицеров, военных чиновни-
17-1142 257

Диктатура коммунистов в деревне.
ков, чиновников, медицинского персонала и молодежи 1898 г. рождения. Призыв новобранцев должен был проводиться в течение месяца - с 15 октября по 15 ноября327. 22 сентября последовал приказ о призыве в Красную Армию рабочих и крестьян пяти возрастов (1897-1893 гг. рождения). Его проведение было отложено до конца октября - начала ноября с тем, чтобы крестьяне закончили полевые работы. Это был первый массовой призыв крестьян в армию в губерниях Центральной части страны.
Мобилизационные резервы крестьянства центральной России были огромными. К 1 ноября в Московском военном округе (Московская, Смоленская, Витебская, Калужская, Рязанская, Тамбовская губернии) они были использованы лишь на 15%328, прежде всего за счет рабочих, унтер-офицеров, солдат специальных служб, добровольцев. Массовые призывы крестьян не проводились и в других округах этой части страны.
Осенью 1918 г., как полагало руководство, в стране создались благоприятные условия для вовлечения крестьян в Красную Армию. Считалось, что позиции диктатуры пролетариата в деревне упрочились, обозначились успехи в партийном строительстве на селе, создании волостного военного аппарата, стал налаживаться учет военнообязанных, началось обучение военному делу трудящихся крестьян. Комбеды активизировали бедноту. Информация военных органов, исполкомов Советов и съездов комбедов говорила о том, что к октябрю население большинства волостей относилось к Советской власти положительно329.
Одним из показателей позитивных сдвигов в настроении крестьянства было усиление притока в армию добровольцев из деревни. Только Самарская губерния в сентябре-октябре дала 10 тыс. добровольцев330. Осенью крестьяне Поволжья определенно поддерживали хлебную монополию и Красную Армию. За две недели октября в Московском военном округе число добровольцев увеличилось более чем вдвое: с 55 978 до 127 125 человек331. Усиление притока добровольцев в период объявленной массовой мобилизации в некоторой степени объясняется корыстными мотивами: семьи добровольцев получали льготы. Заключительным аккордом добровольческого формирования Красной Армии было создание полков из комбедовского актива.
258

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
Формирование частей из добровольцев комбедов продолжалось шесть месяцев, до апреля 1919 г. К этому времени из актива бедноты было создано 11 полков, несколько отдельных батальонов, рот и отрядов. Общая их численность достигла 40 тыс. человек332, т. е. 8% от полумиллионного актива, если считать среднюю численность комбедов по 3-4 члена. К концу же года полки деревенской бедноты насчитывали лишь 10,5 тыс., т. е. 2% ком-бедовского актива. Из многих губерний Центральной России сведений об этих формированиях не поступало.
В историографии создание полков деревенской бедноты подается обычно, как убедительное проявление роста классовой сознательности и героизма трудящегося крестьянства. Однако незначительность их общей численности не дает достаточных оснований для такой оценки. Выделение наиболее сознательной части пролетарского актива в особые части имело больше отрицательных, чем положительных последствий, проявившихся во время массовой мобилизации крестьян. Без актива бедноты социальный состав большинства новых формирований был представлен в основном средними крестьянами, что делало полки политически неустойчивыми.
Мобилизации начались с Петроградского военного округа. 30 августа был объявлен призыв рабочих и крестьян 1896-1897 гг. рождения и бывших унтер-офицеров 1893-1895 гг. рождения по Петроградской губернии, а 17 октября он был распространен на весь округ. Призыв рабочих прошел без осложнений. Крестьяне же не понимали, зачем их отрывают от семьи и хозяйства, с кем и ради чего ведется война. Восстания призывников произошли в 13 уездах: Выборгском, Вышегорском, Каргопольском, Луж-ском, Новоладожском, Новоржевском, Опочецком, Петергофском, Порховском, Псковском, Торопецком, Холмском, Ям-бургском. Был убит заведующий агитационно-вербовочным отделом Ямбургского уезда Липпо. Комиссар Красногородской волости Опочецкого уезда Егоров после пыток был повешен, облит бензином и сожжен333.
Для ведения разъяснительно-агитационной работы Псковский губком послал в уезды 75 руководителей. Коммунисты волостных ячеек первыми отправлялись на фронт134. Мобилизация в губернии прошла с наибольшим успехом. Нельзя, конечно, не
17* 259

Диктатура коммунистов в деревне.
учитывать, что крестьяне Псковской губернии уже имели возможность понять, что значит для них утрата Советской власти и возвращение помещиков. Поэтому на октябрьский призыв откликнулось вдвое больше крестьян, чем предполагалось: вместо 6168 явилось 12 845, из них в армию было принято 9622 человека. По пяти мобилизациям, проводившимся в ноябре - декабре, вместо 2905 призывников явились 9911, из них было принято 7675 человек335. Всего в Петроградском округе за октябрь - декабрь в армию пошли 99 891 рабочих и крестьян336.
Результативной была осенняя мобилизация в Уральском военном округе. Из многих уездов - Кунгурского, Красноуфимско-го, Глазовского, Слободского, Котельнического, Яранского - в сентябре сообщали о сознательном отношении к призыву трудящегося крестьянства и революционном настроении новобранцев337. Здесь крестьяне уже приобрели практический опыт участия в гражданской войне. На 15 ноября в округе были призваны 64 662 человек, в основном из Вятской губернии338.
Но ошибки при проведении призыва, особенно несоблюдение классового подхода , вскоре дали о себе знать. 24 сентября из III армии сообщали, что контрреволюционные элементы заражают своей агитацией крестьянские части, ухудшая настроение и превращая их в ненадежные339. В ряде формирующихся частей имели место мятежи. Общекрестьянские полки, разлагаемые антисоветскими агитаторами, не проявляли стойкости в боях. 21 рота и весь состав 1-го советского полка перешли на сторону противника340.
В губерниях Центральной России в сентябре-октябре спокойно и результативно прошла мобилизация 20-летних, а также ранее служивших на флоте. Но слабым был второй призыв бывших унтер-офицеров и фельдфебелей. В Пензе, в уездах Тамбовской, Тульской, Тверской, Костромской, Курской, Псковской, Новгородской губерний имели место их выступления341. Орловский военный округ в докладе РВСР и Совету Обороны признал эту мобилизацию унтер-офицеров неудовлетворительной342. В их среде всегда оказывалась небольшая, но активная антибольшевистская прослойка. Волнения и бунты прекращались разъяснительной работой, арестом агитаторов, обеспечением призванных пищей и обмундированием.
260

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
Казалось, ничто не предвещало массовых выступлений мобилизованных крестьян. Резолюции партийных конференций, съездов Советов и комбедов говорили об успехах в борьбе с классовыми врагами. Но Высшая Военная инспекция, проводившая обследование округов накануне массового призыва крестьян, отмечала в докладе, представленном РВСР и Совету Обороны 5 ноября 1918 г., что в Московском военном округе массовая мобилизация не вызывает революционного энтузиазма, а порождает довольно сильную струю недовольства. Одну из причин этого она видела в слабости партийной работы. "Как общее правило, - писал Н.И.Подвойский, - в деревне нет еще организованных групп, проникнутых коммунистическим миропониманием и способных руководить общественным мнением в каждый данный момент. Те немногочисленные партийные ячейки, о которых читаем в отчетах губкомпарт и укомпарт, являют собой пока что только эмбрионы будущих влиятельных партийных объединений. Влияние их во многих случаях пока недостаточно. Поэтому политическое настроение деревни носит неустойчивый, изменчивый, легко всколыхивающийся характер. Сегодня целая волость собирается под красные знамена для торжественного празднования Октябрьской годовщины, а завтра эта же волость под влиянием случайного кулака-агитатора идет громить Советы и комбеды"343.
Очень остро стоял вопрос обеспечения армии обмундированием, продовольствием, оружием, жильем. Из-за их отсутствия в ряде мест приходилось распускать мобилизованных по домам. Голод побуждал новобранцев к самовольным отлучкам.
Многие тыловые губернские и уездные ЧК, взяв сотни заложников, тем не менее не ведали об активизации контрреволюционного подполья и о том, что к ноябрю во многих уездах белогвардейцы создали подпольные штабы, организовали диверсионные группы для разрушения железнодорожных путей и мостов, нарушения телеграфной и телефонной связи, что в деревнях распространялись антисоветские воззвания и контрреволюция готовилась восстаниями крестьян отметить годовщину пролетарской революции.
В ноябре-декабре в 138 уездах Европейской части России произошли восстания с участием мобилизованных крестьян344. С 1 по
261

Диктатура коммунистов в деревне.
25 ноября восстания имели место более чем в 80 уездах. Мобилизованные крестьяне были вовлечены в движение в 11 из 12 уездов Рязанской губернии, в 7 из 12 Тамбовской, в 9 Смоленской. По шесть уездов было охвачено восстаниями в Калужской, Костромской губерниях, по четыре - во Владимирской, Московской, Тульской, Череповецкой и т. д.
В Рязанской губернии восстания начались 1 ноября с Михайловского, Касимовского, Спасского, Сапожковского, Пронско-го, Раненбургского уездов, захватив вскоре и остальные, кроме Егорьевского. Это было неожиданностью для губернских и уездных властей. Еще недавно рязанский губвоенком доносил в Москву о широкой разъяснительной работе в уездах, успешной подготовке к мобилизации, удовлетворительном учете и военном обучении населения. Состоявшийся в октябре съезд Советов рапортовал о благополучии на местах, хотя в ВЦИК и ЦК РКП(б) поступали тревожные сигналы из уездов.
Одновременность выступлений, единые методы борьбы и лозунги свидетельствовали, по мнению властей, о координации выступлений из одного центра, наличии опытного военного руководства. Главными организаторами восстания в Рязанской губернии были признаны миллионер Прохоров и офицеры, многие из которых служили в военных комиссариатах и милиции345. Вскоре выяснилось, что руководители движения стремятся не только к срыву мобилизации, т. е. лишению Красной Армии резервов, но и к разрушению ее тыла, коммуникаций, по которым идет снабжение Южного фронта и доставляется продовольствие Москве и потребляющим губерниям.
1 ноября в Г.Михайлове мобилизованные и проходившие военное обучение крестьяне, захватив оружие, разошлись по уезду, громя Советы и комбеды, отказывающиеся присоединиться к ним. Арестованных советских работников восставшие собрали в школе на станции Виленки и готовили над ними расправу346. Советы Михайловского уезда присоединились к восставшим. Средние крестьяне и беднота во многих местах поддержали выступления мобилизованных347. В Плахинской волости возглавил штаб восстания председатель волсовета Туманов , а его помощниками были матрос-дезертир из Кронштадта Никитин и местный дьякон. В селах Ижевском, Новом и Старом Киструссе штабами мя-
262

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
тежников руководили местные военруки Мельников, Любомиров, инструктор всевобуча Тарасов, учитель Ракчеев, левые эсеры Гутков и Макшин, бывшие офицеры Чельцов, Николаев, Алексеев348. Общее руководство осуществлял штабс-капитан Голубкин. На 12 ноября в восстание было втянуто 20 волостей уезда349. Отряд уездного Совета был разбит повстанцами в первые же дни. Город Михайлов был окружен многотысячными толпами крестьян, вооруженных вилами и топорами.
Во всех уездах повстанцы собирались вокруг уездных городов, но захвачен ими был только Касимов. 1 ноября собранные здесь новобранцы стали требовать вооружения и обмундирования, одновременно заявляя о нежелании идти на войну. Часть из них удалось посадить на пароход и отправить в Рязань. Но подбиваемые провокаторами мобилизованные высадились в Туме, вооружились, разогнали местный Совет и направились в Касимов. Оставшиеся в Касимове мобилизованные также вооружились и вместе с прибывавшими новобранцами из Тумы осадили уездный исполком. Ими был убит уездный военный комиссар Плюхин. Разойдясь по уезду, повстанцы стали разгонять Советы и убивать неугодных им членов. Угрозами расстрела и поджога домов восставшие принуждали крестьян идти к городу. Всюду распространялся слух о падении Советской власти в Москве, Петрограде, где якобы уже другая "народная власть". Вместо Советов создавались волостные и сельские управления из кулаков, солдат и офицеров. За неделю восстание охватило 10 волостей, т. е. половину уезда. Центром стало село Занины-Починки.
2 ноября солдатским собранием Занинской волости было создано управление, первым постановлением которого было: мобилизовать всех 20-35-летних и создать из них партизанский отряд. Было предписано задерживать всех сочувствующих коммунистам. Разрешалась свободная торговля. По селам был разослан приказ, предписывавший немедленно отобрать у бывших комбедов документы и передать их новой власти. Чтобы старая власть не вернулась, всем гражданам 18-40 лет приказывалось вооружиться и с двухнедельным запасом провизии явиться на сборный пункт в с.Занины-Починки. За неявку приказ грозил жестокой расправой350. Восстание было ликвидировано к 14 ноября, но из этого уезда оно перекинулось в Спасский и
263

Диктатура коммунистов в деревне.
Елатьмский уезды Тамбовской губернии и Меленковский уезд Владимирской губернии351.
Наибольшей жестокостью отличалось восстание в Сапожков-ском уезде, где охватило 8 волостей. Здесь к 6 ноября было убито 40 коммунистов, членов Советов и комбедов. Особенностью восстания было участие в нем комбедов. Повстанцы захватили оружие из военкоматов и обоз с 300 винтовками. Выступление было ликвидировано к 18 ноября352.
В Спасском уезде восстание, как в Касимове и Михайлове, началось с отказа идти на фронт и самовольного ухода мобилизованных из города. В движение была втянута и беднота 7 волостей. Штабы повстанцев здесь, по данным советских источников, состояли из левых эсеров и офицеров. Восстание началось во время уездного съезда, на котором было представлено 80 коммунистов и 75 левых эсеров353. Секретарь уездного комитета РКП(б) В.Новиков в своем докладе о событиях в уезде приукрасил состояние политического просвещения крестьянства, руководство Советами и комбедами. Об истинных настроениях крестьян уком партии не был осведомлен. Только когда на съезде выяснилось угрожающее положение, фракция коммунистов создала отряд для борьбы с восстанием354. На съезде фракция левых эсеров не спешила отмежеваться от восставших. Часть ее разошлась по волостям, став членами повстанческих штабов355. 14 ноября в с. Киструсь был взят уездный штаб мятежников, в состав которого входили левые эсеры из волостных военных руководителей и милиционеров356.
Активно участвовали в антикоммунистическом движении левые эсеры в Раненбургском уезде, где в восстание были втянуты почти все волости. Движение организовывалось на средства зажиточных крестьян357. Здесь в рядах уездной организации РКП(б) было много проходимцев. Воровство, взяточничество, пьянство, совершаемое работниками Советов - "коммунистами", привело к тому, что это слово среди крестьян стало ругательным. Почва для восстания была создана их злоупотреблениями. После подавления выступления лица, дискредитировавшие РКП(б), были преданы суду358.
В Пронском уезде восстание проходило по общему шаблону, но здесь главными руководителями, по данным официальных ис-
264

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
точников, были помещики: штабс-капитаны Слюз и Селезнев. Последний устроил штаб восстания в своем имении359.
12 ноября нарком внутренних дел Г.И.Петровский просил Рязанский губисполком объяснить причины восстаний и принять меры к их подавлению. Председатель губисполкома отвечал, что толчком к восстаниям послужила мобилизация: "Положение губернии серьезное. Волна восстаний прокатывается по Тамбовской губернии, всей Рязанской, носит характер крестьянских повстанческих движений. Меры подавления принимаются самые решительные... прибыла значительная помощь центра"360.
Губернским военным комиссарам Шуковскому и Гусарову, как и другим должностным лицам, была свойственна самоуспокоенность и недооценка серьезности происходящего в уездах. Получив тревожные сведения, Гусаров ограничился посылкой в некоторые уезды агитаторов и приказов о принятии решительных мер. В уезды посылались небольшие отряды, но связи с ними губвоенком не имел. Отряды были разбиты повстанцами. В Алексеевской волости Касимовского уезда отряд губвоенкома был взят в плен, в Михайловском уезде отряд ЧК из 20 человек уничтожен крестьянами361. В Сапожковском уезде толпой был растерзан командир взвода ЧК Кузнецов362 и т. д. Сил в губернии явно недоставало, но Гусаров отказался от помощи МВО, упустив время и возможность ликвидировать восстание на начальной стадии. Только 7 ноября в губернии было введено военное положение, в уездах созданы военно-революционные Советы и сформирован отряд в 1 тыс. человек363! Вскоре МВО пришлось значительно увеличить карательные отряды, доведя их численность до 100-650 человек на уезд364. Для снятия осады уездных городов, взятия укрепленных селений, где размещались штабы повстанцев, проводились настоящие военные операции. Командиры отрядов, посланных на ликвидацию восстаний, отмечали, что, как правило, толпа повстанцев "испарялась", как только издали слышала выстрелы; "крестьяне не выносят стрельбы, особенно пулеметной"365.
Советские органы проводили расследования обстоятельств крестьянских восстаний. Как общее явление следственные комиссии отмечали оторванность губисполкомов и губкомов РКП(б) от деревни, их неумелую работу. В докладе о причинах
265

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.