пятница, 2 сентября 2011 г.

Т.В.Осипова Российское крестьянство в революции и гражданской войне 8/10


Диктатура коммунистов в деревне.
восстания в Касимовском уезде одной из первых называлось непродуманное постановление уездного исполкома об упразднении волостных и сельских Советов и замене их комбедами. По указанию губернского исполкома оно было отменено. Но двойная реорганизация вредно отразилась на работе Советов и настроениях крестьян. Комиссия отмечала безнравственные действия некоторых советских работников, злоупотреблявших властью, неправильно толковавших декреты. Обращалось внимание на слабую политическую работу коммунистов, не проводивших борьбы с агитацией кулаков, белогвардейцев, эсеров, меньшевиков, монархистов и черносотенцев36*.
Большое значение в ликвидации восстаний имела разъяснительная работа, помогавшая крестьянам понять, куда их тянула контрреволюция. Так, общее собрание представителей селений Бахмачеевской волости Михайловского уезда 14 ноября после доклада агитатора Перцова единогласно постановило: выдать всех подстрекателей и зачинщиков выступления, добровольно сдать оружие и указать, кто скрывает его. Собрание заявило, что оно признавало и признает Советскую власть. Было постановлено "возобновить праздник Великого Октября, во всем помогать Советской власти". Крестьяне решили провести учет 18-50-летнего населения и по первому призыву явиться на защиту рабоче-крестьянской власти. Общее собрание с.Плахина 13 ноября представило начальнику отряда Красной Армии, находившемуся в с.Бахмачеево, "мирное заявление", в котором сообщалось о ликвидации восстания и горячем приветствии Советской власти. Крестьяне клеймили позором авантюристов, "затуманивших их темные головы преступными призывами". Они просили прислать не карательный отряд, а агитаторов, "для направления наших мыслей по пути Советской политики"3*7.
На многотысячных собраниях крестьяне откровенно говорили о своих бедах и заботах. Много претензий высказывалось в адрес уездных Советов, о которых у крестьян создавалось представление как о скопище саботажников, игнорирующих волю крестьян, освобождающих явных контрреволюционеров, арестованных в деревне. Жители Токаревской волости заявили, что только из-за этого сошлись с кадетами и кулаками368.
266

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
В уездах была проведена проверка деятельности исполкомов. Выяснилось, что в Скопине председатель Совета расстрелял 11 заложников. В Касимове председатель Совета арестовал и расстрелял президиум съезда за то, что не был избран в его состав369. Лица, злоупотреблявшие властью, были преданы суду.
В соседней с Рязанской губернией - Тамбовской, выступления мобилизованных начались с конца октября на почве злоупотреблений и насилий при реквизиции хлеба. С 5 по 21 ноября восстания мобилизованных проходили в Кирсановском, Козловском, Лебедянском, Моршанском, Спасском, Тамбовском, Шацком уездах. Они начались, когда на фронте против Краснова развернулись ожесточенные бои.
О неблагополучии в организации Красной Армии в Тамбовской губерний правительству и Всероссийскому Главному штабу было известно как по результатам июньской мобилизации, так и по докладам инспекторов, обследовавших осенью деятельность губвоенкомата. К осенней мобилизации учет военнообязанных не был закончен, его данные не отличались точностью, призыв нетрудовых элементов в тыловое ополчение не дал практических результатов (510 человек), а в северных уездах лица этой категории населения не были даже взяты на учет370. Все объявленные в губернии мобилизации проходили крайне слабо и медленно, в октябре в Борисоглебске произошел мятеж унтер-офицеров371. Докладывая о ноябрьских восстаниях, губвоенком называл причины. Они были общие для всех губерний: недовольство реквизициями и чрезвычайным налогом, возмущение деятельностью некоторых представителей Советской власти, непонимание декрета об отделении церкви от государства, нежелание идти в армию.
Наиболее массовыми восстания были в уездах, где экономическое положение населения было удовлетворительным или хорошим. Считалось, что отношение населения к Советской власти здесь, как и везде: рабочие и деревенская беднота за Советскую власть, средние крестьяне - нейтральны, зажиточные - по большей части враждебны372. Но эти оценки были опровергнуты в первые же дни восстания. В Шацком уезде в нем участвовали не только средние крестьяне, но и часть бедноты. Движение в уезде шло под эсеровскими лозунгами и началось одновременно
267

Диктатура коммунистов в деревне.
с соседним Касимовским уездом. 30 октября, когда был объявлен сбор мобилизованных 1897 г. рождения, на призывные пункты явилось 200 человек вместо ожидаемых 800. В некоторых волостях мобилизованные были распущены волостными военкомами, остальные разошлись самовольно. На запрос уездного военного комиссара, что делать и как поступать с активными выступлениями, и можно ли применить оружие для сбора разбежавшихся мобилизованных и расстрелы на месте агитаторов против Советской власти и призыва в Красную армию, из Тамбова был получен одобряющий ответ губвоенкома. Он подтверждал право расстреливать на месте антисоветских агитаторов и активных противников мобилизации. В волости, отказывающиеся от призыва, предписывалось направлять карательные отряды373.
3 ноября председатель уездного исполкома Хлыстов сообщал губвоенкому, что проведение мобилизации осложнилось. Сопротивление переросло в восстание, охватившее несколько волостей. Высланные отряды отступают под давлением хорошо вооруженных повстанцев. Шацк окружен, имеющихся сил недостаточно. Губвоенком рекомендовал не останавливаться перед расстрелами и самым решительным образом карать восставших374. 4 ноября после длительного боя повстанцы были отогнаны от уездного города375. 7 ноября в Шацк прибыли отряды, направленные штабом Восточного фронта из Пензы (525 человек) и из Мор-шанска376, которые и подавили восстание.
В Моршанском уезде, по мнению властей, четко прослеживалась связь восставших призывников с армией Краснова. Восстание вспыхнуло одновременно во всех селах. Выдвигавшиеся требования Учредительного собрания ясно указывали на правоэсе-ровское руководство восставшими377. Самоуправства комбедов облегчали эсерам антисоветскую пропаганду.
Характерные особенности движения наглядно прослеживаются по материалам Краснополянской волости, ставшей одним из центров восстания в Моршанском уезде. 12 ноября в волости появился отряд братьев Меркуловых из с.Отьясы. Здесь они были поддержаны бывшими земскими начальниками Крымским и Васильевым и четырьмя офицерами - Сахаровым, Николаевым, Дмитриевым, Соколовым - сыновьями священников, которые объявили себя диктаторами и руководителями мятежа. Создан-
268

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
ные ими отряды врывались в села, набатом созывали крестьян, заявляя, что они из армии Краснова. Была восстановлена свободная торговля хлебом, скотом и всеми товарами, разрешена бесплатная и неограниченная рубка леса. После этого каждому обществу предлагалось составить протокол о присоединении к восстанию, в противном случае грозили сжечь селение. Священники благословляли повстанцев на борьбу с коммунистами. В движении приняло участие большое число крестьян, хотя многие шли под давлением и угрозами. Мятеж в уезде был хорошо организован. Каждый домохозяин обязывался поставить определенное количество продуктов и лошадей. Кузнецы ковали пики. Разрушались мосты и средства связи378. Однако ряд сел, где оказались крепкие ячейки РКП(б) и сплоченные Советы, не злоупотреблявшие властью, отказались присоединиться к восстанию. Для защиты Советской власти там создавались отряды. В селах Токаревка и Знаменка такие отряды насчитывали по 100 человек379.
Повстанцы собирались вокруг станции Верды-Ягодное. Из Калуги и Моршанска сюда были посланы советские отряды с двумя броневиками и пулеметами, но 9 ноября они были разбиты мятежниками у станции Фитингоф, что способствовало распространению восстания на весь уезд. Тысячные толпы, руководимые офицерами, двинулись к Моршанску, разрушая железнодорожный путь, занимая станции380. На 10 ноября только в северо-восточной части уезда собралось до 12 тыс. повстанцев с 6-7 орудиями и 10 пулеметами. Отряду Красной Армии пришлось отступить381. 16 ноября губвоенком рекомендовал отрядам, направленным на подавление восстания в уезде, произвести публичные расстрелы арестованных и впредь расправляться с повстанцами самым решительным образом382.
Восстание в Тамбовской губернии было ликвидировано частями Красной Армии и продовольственной дивизии. К 20 ноября большинство очагов было подавлено, за исключением района у границ Тамбовского, Моршанского и Кирсановского уезда, где штаб мятежников укрылся в с.Большое Гагарино. 21 ноября губвоенком Шидарев сообщил, что штаб и главные силы повстанцев окружены383. Партийные организации уездов потеряли много коммунистов, убитых и замученных повстанцами. Большой урон был нанесен комбедовскому и советскому активу.
269

Диктатура коммунистов в деревне.
Отдел управления губисполкома при участии члена ВЦИК Ж.А. Миллера создал комиссию, которая обследовала деятельность учреждений губернии и следующим образом представила причины восстания. Прежде всего был отмечен организованный характер выступлений, выявлена широкая связь штаба восстания с волостями через эсеров и попов. Обращалось внимание на то, что борьба велась с применением правил военного искусства. В центре внимания руководителей восстания была железная дорога, обеспечивавшая Южный фронт. Офицеры стремились создать из повстанцев "Народную армию" наподобие армии Кому-ча. Среди причин, вызвавших столь массовое движение, кроме подпольной агитации врагов Советской власти, была названа деятельность отдельных работников из советского и партийного аппарата, ЧК и комбедов. Эти компрометирующие власть работники "нередко, не уясняя себе точно своих прав и обязанностей, превышали свою власть", были грубы, нарушали интересы среднего крестьянства. Шквал реквизиций, контрибуций и штрафов, растраты народных денег, пьянки, кулачные расправы и пр. терроризировали бедноту и среднее крестьянство и в значительной степени явились причиной восстания384, признала комиссия.
Правительство придавало большое значение выяснению причин восстаний, социального состава участников, их организаторов. 12 ноября нарком внутренних дел в предписании губиспол-комам отмечал, что "восстания, вспыхивающие за последнее время в городах, уездах, волостях и селениях различных губерний, имеют какую-то еще не вполне выясненную связь между собою, которая придает им характер как бы единого контрреволюционного фронта. Такой характер носят восстания в смежных губерниях: Владимирской, Рязанской, Тамбовской и др." Г.И.Петровский требовал выяснить, чем вызваны выступления: действиями и распоряжениями местной власти, ее отдельных представителей, продовольственным кризисом, хлебной монополией, мобилизацией или недовольством общей политикой Советской власти. Нарком интересовался партийностью и классовой принадлежностью контрреволюционных агитаторов, связью восставших с иностранными империалистами, источниками финансирования, целями и лозунгами движения, его организованностью, размахом, мерами ликвидации мятежей385.
270

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
Согласно документам, присланным в НКВД, ВЦИК и военные ведомства, организаторами восстаний были офицеры, помещики, кулаки; основную массу восставших составляли среднее крестьянство и частично беднота. Причины восстаний везде были одинаковы: недовольство действиями местной власти, ее злоупотреблениями, искажениями политики правительства. "Причину участия среднего и беднейшего крестьянства в восстаниях, - докладывал заведующий отделом печати НКВД В.Н.Селицкий, обобщая материалы прессы за ноябрь-декабрь, - нужно искать в действиях многих комбедов, в состав которых входит местное кулачество. Например, во многих деревнях Рязанской губернии комбеды ухитряются раскладывать налог (чрезвычайный - Т. О.) в обратной пропорциональности: чем беднее крестьянин, тем больше он платит"386.
Чем ближе губернии находились к линии фронта, тем сильнее была организованность антисоветского движения. Согласно обнаруженным следственными комиссиями документам в Тамбовской, Воронежской, Рязанской, Тульской губерниях действовали агенты донской контрреволюции и Краснова. В Вятской, Пермской, Симбирской - действовали агенты Колчака, в Смоленской, Новгородской, Псковской - агенты Северной армии белых и Бу-лак-Балаховича, изменившего Советской власти. Восстания мобилизованных крестьян представлялись как составная часть общего плана контрреволюции, предусматривавшего разрушение тыла Красной Армии, нарушение единства тыла и фронта, лишение армии резервов, разрушение транспортных магистралей и средств связи фронта и тыла.
Много надежд белогвардейцы возлагали на восстания в Западной области. Выступления здесь начались с уездов, где было сильным влияние левых эсеров: сначала в Духовщинском, По-речском, Велижском, затем в Витебске и Смоленске. Движение началось 4 ноября, а к 11 ноября почти вся губерния была охвачена восстанием. Западный облисполком и Смоленский губис-полком, надеясь справиться своими силами, своевременно не информировали правительство о происходящих в области событиях.
В Духовщинском уезде восстание началось 8 ноября с Шило-вичской волости, а 9 в него уже включилось четыре волости.
271

Диктатура коммунистов в деревне.
Пять тысяч повстанцев двинулись свергать власть в Духовщине. Город был захвачен, но уже 10 ноября мятежники были разогнаны. Широкий размах движение приняло в Поречском и Сычев-ском уездах, где были уничтожены все дела волостных военкоматов, разогнаны Советы. В Поречском уезде свирепствовала банда братьев Жигаловых, вырезавшая членов Советов и комбедов394.
Руководители восстания в Гжатском и Вяземском уездах рассчитывали нарушить сообщение с Москвой и изолировать Западную область от центра. Через Гжатск они держали связь с мятежниками Медынского и Боровского уездов Калужской губернии, Ржевского уезда Тверской, Верейского и Нарофоминского уездов Московской губернии, где недовольство крестьян также было вызвано диктаторством комбедов, которые ущемляли интересы средних крестьян при реквизиции лошадей и коров для армии. Под угрозой расстрела и поджога деревень штаб повстанцев провел мобилизацию 15-45-летних крестьян, приказав им идти к Гжатску. В восстание были вовлечены 19 волостей. Советы и комбеды в них были разогнаны. 18 ноября Гжатск был в руках восставших. К ним присоединился формировавшийся там 23-й полк388. Повстанцам удалось прервать железнодорожное сообщение между Вязьмой и Можайском. Это была крупная удача, сулившая соединение с повстанцами Можайского уезда. Но соединения не произошло благодаря своевременно принятым мерам. Восстание в уездах Московской губернии не получило большого распространения389.
Согласно выводам смоленской чрезвычайной следственной комиссии, это было не просто "восстание кулаков", а часть организованного во всероссийском масштабе заговора против "диктатуры пролетариата". Отмечалась высокая организованность восстания, хорошо налаженная связь с штабом Северной армии в Пскове, а также с Москвой и Петроградом390. Мобилизация крестьян в Западной области была отложена, а число лошадей, требуемых с волостей, уменьшено в 2 раза391.
В непосредственной связи с восстаниями в уездах Смоленской губернии находились выступления в Калужской губернии, охватившие 6 уездов. Движение развертывалось под лозунгом - не давать солдат и лошадей Красной Армии, не платить налогов. На-
272

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
иболее серьезный характер движение приняло в Медынском уезде, охватив 17 из 22 волостей392. Руководили им, по данным следствия, офицеры, военруки, инструкторы всевобуча и левые эсеры. Ядро повстанцев составляли кулаки, а массовость движению придавало участие средних крестьян.
Еще за три недели до начала выступления по уезду распространялись прокламации и велась усиленная антисоветская агитация. Уже в октябре был создан военный совет и штаб во главе с бывшими офицерами царской армии Н.Золотовым и П.Коньковым. Они происходили из богатых крестьян Глуховской волости, ставшей организационным центром восстания. По уезду распространялось воззвание с конкретной программой борьбы с Советской властью. В деревнях создавались "десятки" под руководством двоек. Десятки сводились в сотни, и каждая волость должна была сформировать полк. Командный состав повстанцев состоял из кадровых офицеров, фельдфебелей, унтер-офицеров. По всем волостям были созданы "народные штабы" во главе с офицерами. Штаб губернской "народной армии" возглавил Андреев из Адуевской волости. Приказ о начале восстания поступил от военного совета и штаба "народной армии". Оно приурочивалось к первому дню празднования годовщины Октябрьской революции - 7 ноября. Конечной целью восставших была Москва. Путь к ней лежал через Медынь и Калугу.
13 ноября повстанцы окружили Медынь393. В их числе были 3 тыс. мобилизованных крестьян и рабочих писчебумажных Кон-дровской, Троицкой и Полотняно-Заводской фабрик. Повстанческий штаб этого района, руководимый штабс-капитаном Н.Морозовым (инструктор всевобуча Троицкой волости), Е.Коноваловым и Н.Усачевым (крестьяне д.Маслово), Трибовым и Шематовым (рабочие Кондровской фабрики), остановил фабрики. Восставшие заняли станцию Говардово, прервав сообщение с Калугой. В восстании участвовало 7-8 тыс. крестьян. В Адуевской, Глуховской, Топоринской, Кременской волостях Медынского уезда и соседних волостях - Никольской, Серединской, Ильинской Боровского уезда были разогнаны Советы, в Адуевской волости расстрелян военком Буровиков394. Из рабочих Го-вардовского района к восстанию примкнули немногие.
18-1142 273

Диктатура коммунистов в деревне.
В подавлении восстания приняли участие рабочие и молодежь из крестьян нескольких волостей. 19 ноября восстание было ликвидировано, но часть повстанцев отступила в Боровский уезд, а оттуда в Московскую и Смоленскую губернии395. Во время подавления этого восстания было убито и расстреляно 199 человек, среди них 60 заложников. Кроме того, по приговорам революционного трибунала и губчека часть активных участников была заключена на разные сроки в концентрационные лагеря396. Главные руководители восстания скрылись. Следственной комиссией среди материалов восставших в Медынском уезде был обнаружен список членов англо-франко-американского "Союза народов". По нему было арестовано и расстреляно 25 офицеров. Была установлена их связь с петроградским белогвардейским подпольем. В Боровском уезде офицеры принадлежали к партии Народной свободы397.
Сообщая в НКВД о ликвидации восстания, член Медынского уездного исполкома Капустин объяснял его как результат общего недовольства населения запрещением свободной торговли хлебом и скотом, действиями некоторых комбедов, пытавшихся занять привилегированное положение, неправильным толкованием декретов, недовольством мобилизацией лошадей, слабой работой коммунистов, отсутствием агитаторов, провокацией кулаков398.
В Московской губернии наибольший размах восстание получило в Верейском уезде, смежном с Калужской и Смоленской губерниями, где оно охватило 18 волостей. В движение были втянуты 10 тыс. крестьян399. 14 ноября военный комиссар губернии М.Ф.Думпис сообщал в округ, что все силы в губернии мобилизованы и приведены в боевую готовность, но их недостаточно, на подавление восстания приходится выделять воинские части от каждого уезда400.
Еще один крупный очаг восстания во время осенней мобилизации возник на стыке смежных северных губерний: Ярославской, Костромской, Череповецкой и Вологодской*". Как и везде, по мнению следственных органов, восстание готовилось исподволь офицерами, проживавшими в деревнях под чужими фамилиями. Мобилизованные крестьяне громили волостные исполкомы и военные комиссариаты, убивали военкомов и членов Сове-
274

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
тов, забирали деньги, оружие и переходили в соседние волости402. Население 7 волостей Череповецкого уезда не подчинилось распоряжению о мобилизации. Восставшие задержали направлявшихся на сборные пункты крестьян Кирилловского уезда. Поверив слухам, те вернулись в свои деревни. Местные кулаки воспользовались этим, организовав довольно сильное восстание в уезде403.
За участие в восстаниях в 1918 г., по данным ВЧК, было расстреляно 2431 человек, за призыв к восстанию - 396, в концентрационные лагеря заключено 1791, в тюрьмы посажено 21988, заложниками взято 3061 человек404. Определить, сколько было репрессировано за ноябрьско-декабрьские восстания, не представляется возможным.
22 ноября 1918 г. в циркулярной телеграмме НКВД низовым Советам и комбедам подводился итог пережитому. Среди причин восстаний особо отмечалась роль политической темноты и несознательности населения, равнодушие исполкомов к работе в деревне (в значительной степени оно было следствием вмешательства комбедов в деятельность Советов), склоки в исполкомах, злоупотребления властью. Нарком предписывал усилить внимание к деревне, членам Советов быть ближе к населению, избравшему их. Ответственные работники должны разъяснять населению вред восстаний, ведущих к реставрации старого порядка. Он предупреждал, что власть будет жестоко карать крестьян за нападения на местные органы власти и одновременно вести борьбу со злоупотреблениями. Расширением разъяснительной работы в массах Советы должны обеспечить успех мобилизации405.
К концу ноября с основными очагами восстаний было покончено. Но в декабре они стали вспыхивать вновь, хотя ноябрьского накала в движении не было. К ранее выявленным причинам добавилось недовольство насильственным насаждением коммун, отделением церкви от государства, неправильной раскладкой и сбором чрезвычайного налога. Мобилизованные требовали освобождения их семей от его уплаты.
Восстания нанесли немалый урон: сожженные деревни, разрушенные мосты, дороги, линии связи. Погибли многие партийные, советские, комбедовские работники, пролетарский актив деревни. Тысячи крестьян были репрессированы.
18* 275

Диктатура коммунистов в деревне.
В декабре ВЦИКу был представлен доклад комиссии П.Г.Смидовича, созданной Президиумом для выяснения обстоятельств восстаний в Тульской и Рязанской губерниях. Ее выводы в полном объеме относятся ко всем губерниям**.
Комиссия, определяя причины крестьянских восстаний, пришла к выводу, что при всей тяжести материального положения, неналаженности производства и распределения продуктов выступления крестьян объясняются не этими причинами. В целом в 1918 г. положение крестьян не ухудшилось, а улучшилось. Недостаток продовольствия был причиной выступлений только в Крапивенском уезде Тульской губернии. Основная же причина беспорядков в деревне, с точки зрения комиссии, заключалась в несовершенстве государственного аппарата на местах, в его неспособности к планомерной работе и выполнению необыкновенно высоких требований, предъявляемых правительством к местным органам власти. Плохая работа местных руководителей вела к неосведомленности крестьянства в общих вопросах советского строительства, незнанию декретов. Слабо распространялась политическая литература. К тому же деревня не привыкла читать, живя слухами, отмечалось в докладе407.
Проанализировав работу волостных исполкомов - самого массового звена государственного аппарата, комиссия признала ее плохой. Особое внимание было обращено на произвол местных властей. Деревня, говорилось В докладе, чувствуя на себе произвол местных властей, ждет от Них худшего и не доверяет завтрашнему дню408. К злоупотреблениям, своекорыстию, развалу работы на местах приводила власть 30-40 человек из беднейших крестьян, которым необходимо было обеспечить свое материальное положение409. Комиссия пришла к выводу, что численный состав волостной власти должен быть сведен до минимума, а ее материальное положение регламентировано. Был поставлен вопрос о курсах для подготовки работников волостного звена государственного аппарата и пополнения его "сознательными, честными лицами из центра, которые принесут избавление от местных диктаторов"410. Комиссия ставила задачу усилить аппарат уездной власти, который в ряде уездов до сих пор по существу не был организован. В качестве примера приводился Каширский уезд Тульской губернии. Создание контрреволюционных гнезд в
276

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
уездах и недовольство средних слоев населения являлись результатом слабости уездной власти, заключила комиссия4".
Значительную долю вины за создавшуюся в деревне обстановку комиссия возлагала на политическую неграмотность крестьянства, слабость воспитательной работы, пассивность пролетарских элементов, неналаженность агитационно-пропагандистской деятельности, нехватку активных и подготовленных кадров, случайный состав партийных ячеек, слабость партийного контроля за работой советского аппарата, подмену партийным аппаратом Советской власти. Сельские коммунисты, не понимая своих задач и функций, противопоставляя себя деревне, дискредитировали власть. Они не только определяли состав исполкомов, но издавали распоряжения и постановления, вплоть до вынесения смертных приговоров412. Комиссия с неодобрением отнеслась к совмещению работы председателей исполкомов и партийных комитетов, как нарушающему Конституцию. Центральный Комитет партии, писалось в докладе, считает обязательными, наряду с мерами по чистке партии, соблюдение Конституции, Устава партии, восстановление независимости выборов и всей советской работы415.
Недостаточная организационная и материальная подготовленность мобилизационных мероприятий была названа одной из причин беспорядков. Так, недостаток корма для лошадей приводил к гибели реквизированных животных, что вызывало возмущение крестьян. Для призванных не хватало продовольствия, одежды, помещений. Плохие условия содержания толкали людей на самовольные отлучки и возвращение домой. Оказавшись на нелегальном положении, дезертиры активно участвовали в крестьянских выступлениях414. Некоторые волостные военные комиссары из местного населения, опасаясь за свои семьи и имущество, не только не противодействовали беспорядкам, но и сами участвовали в них.
Одной из главных причин восстаний комиссия называла усилия англо-американского империализма по срыву мобилизации, как составную часть их общей борьбы с диктатурой пролетариата415. В докладе это положение не раскрывалось, поскольку не было выявлено каких-либо материалов, подтверждающих это. Но эта мысль стала одной из ведущих в коммунистической про-
277

Диктатура коммунистов в деревне.
паганде во все годы гражданской войны. С большим основанием белогвардейские армии определялись как организующие центры контрреволюции.
Серьезный упрек был сделан в адрес губернских и уездных чрезвычайных комиссий, не разглядевших реальной угрозы в скоплении офицеров в деревнях и не принявших своевременных мер.
Определив социальную базу восстаний - кулаки, дезертиры и втянутые обманом и угрозами средние крестьяне и часть бедноты, комиссия ВЦИК тем не менее сделала вывод о том, что внутри Советской России в настоящее время нет сил, которые "организованным выступлением могли бы угрожать Советской власти"416.
Приведенный комиссией Смидовича перечень причин крестьянского повстанческого движения, был, разумеется, не полон. Главная из них - доктринальные основы большевисткой политики - даже не упоминалась. Вместе с тем упорное сопротивление российской деревни коммунистическому диктату вынуждало революционную власть ставить задачи по улучшению работы советского аппарата. В циркуляре НКВД, "спущенном" по телеграфу 25 декабря, отмечалось, что наряду с происками контрреволюционеров повстанческое движение провоцируется неумелыми и нетактичными действиями советских работников, их склонностью подменять руководство деревней командными методами417.
Вопрос о борьбе с контрреволюцией в деревне в конце ноября 1918 г. обсуждался второй Всероссийской конференцией чрезвычайных комиссий. 28 ноября в резолюции "О кулацких восстаниях" отмечалась необходимость усиления борьбы с контрреволюцией и обращалось особое внимание "на исходные пункты белогвардейцев"418. 4 декабря 1918 г. президиум ВЧК издал приказ губернским чрезвычайным комиссиям об улучшении разъяснительной работы среди деревенской бедноты и усилении борьбы с контрреволюцией. Он предлагал местным комиссиям связаться с комбедами и сельскими партийными организациями и установить надзор за всеми крупными селами и волостями. Агитирующих против Советской власти арестовывать и препровождать в ЧК. Но делать это надо так, подчеркивалось в приказе, "чтобы
278

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
при этом не страдала и не озлоблялась деревенская беднота, которую арестовывать не надо". Бедноте необходимо разъяснять, что действия кулаков и белогвардейцев направлены на восстановление власти помещиков и капиталистов4".
19 декабря был издан приказ об изменении и улучшении методов работы местных чрезвычайных комиссий, неправильные действия которых особенно озлобляли крестьян. В связи с новой политикой Советской власти в отношении мелкобуржуазной демократии, президиум ВЧК предписывал местным чрезвычайным комиссиям быть внимательнее к колеблющимся мелкобуржуазным массам, не применять террор к политически пассивным группам, дать им возможность работать под контролем Советской власти420. Практика ЧК, однако, давала примеры далекие от подобных рекомендаций.
Ввиду массовых жалоб, уездные ЧК в Центральной России были распущены в начале 1919 г.
Ноябрьско-декабрьские восстания 1918 г. в Центральной России были протестом крестьян против командно-административных методов руководства деревней, против складывающейся системы "военного коммунизма" и против коммунистической утопии в целом. В этой борьбе крестьяне-собственники выступали единым фронтом, поскольку практика комбедов и партячеек существенно задевала их общие интересы. Несмотря на массовость, одновременность и огромный территориальный размах крестьянских восстаний конца 1918 г., новый - внутренний -фронт гражданской войны еще не сложился.
Интересна оценка последних шести месяцев 1918 г., данная одним из лидеров эсеров Н.В.Святицким. К концу 1918 г. он пришел к очень серьезному выводу: "Даже если часть масс отходит от большевиков, это не значит, что она стремится под лозунги. Учредительного собрания. Не надо преувеличивать размеры этого отхода, как это делают эсеры в Советской России"421. Сочувствие, поддержка и активное участие масс не на стороне эсеров, писал Святицкий422. Отход от большевизма еще не означает отхода масс от Советской власти, самые формы которой как нельзя более пришлись по сердцу самым широким слоям трудового населения России423. "Активно-творческие элементы трудовой массы оказались в рядах стойких защитников Советской
279

Диктатура коммунистов в деревне.
власти. Они не с нами, а против нас"424. Таков был вывод одного из защитников "народовластия".
Ленина искал причины колебаний средних крестьян Центральной России. В ноябре 1918 г. он говорил, что "у нас нет порядочного тыла"425, что к РКП(б) и Советам часто примазываются элементы совершенно ненадежные, жульнические, которые политически колеблются, продают и изменяют. Кроме того, говорил Ленин, "мы наблюдаем неумелое пользование властью, только как властью, когда люди говорят: я получил власть, я предписал, и ты должен слушаться"426. Ленин признавал, что к власти иногда примазываются худшие элементы и недобросовестные люди. И считал, что необходима беспощадная борьба с ними и суровый суд427.
Революция вытолкнула на поверхность огромный пласт маргинальных личностей, людскую накипь, активность которых в период гражданской войны чрезвычайно возросла. Многие из них пристраивались в советском аппарате, особенно на уездном уровне. Они легко усваивали все крайности партийной и классовой борьбы, попирая нормы общечеловеческой морали, гуманизма, дав простор разгулу низменных инстинктов, ничем не сдерживаемого насилия, часто переходившего в уголовные действия. К сожалению, находились теоретики, оправдывавшие это насилие и даже возводившие его в принцип коммунистического строительства, как это делал "любимец партии" Н.И.Бухарин.
Но можно ли было допустить свободную торговлю хлебом? Это основной вопрос, обострявший отношения крестьян с Советской властью. На него Ленин отвечал категорически: свободная торговля - поворот назад, к господству и всевластию капиталистов, власти денег, к свободе наживы. "Мы хотим идти вперед к социализму, к правильному распределению хлеба между всеми трудящимися. Все излишки хлеба должны быть по справедливой цене отданы Советскому государству, а государство должно распределить их между трудящимися поровну... Власть капиталистов, "свобода торговли" не возвратится"428.
Весной 1919г., исходя из своей установки о враждебности кулаков пролетарской (социалистической) революции, Ленин квалифицировал все крестьянские восстания против Советской власти как кулацкие по своим целям и движущим силам. 12 марта
280

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
1919 г. он признал, что "мы переживали ряд кулацких восстаний и переживаем"429. Но массовый характер восстаний он отрицал. "Чтобы в России были крестьянские восстания, которые охватывали бы значительное число крестьян, а не кулаков, это неверно. К кулакам присоединяется отдельное село, волость, но крестьянских восстаний, которые охватывали бы всех крестьян в России, при Советской власти не было. (Заметим, что таких восстаний никогда и нигде не было в истории вообще - Т.О.) Были кулацкие восстания и они будут при таком правительстве, которое настаивает, что всякий излишек хлеба должен быть передан по твердой цене голодным. Такие восстания неизбежны..."430.
Акцентируя внимание на кулацком характере восстаний, Ленин подчеркивал их контрреволюционность и признавал, что они стали одним из основных компонентов гражданской войны. Но Ленин признавал это лишь за летними восстаниями, имевшими место в восточных губерниях страны. Относительно характера ноябрьско-декабрьских восстаний он не дал четких определений. Попытка оторвать выступления кулаков от массовых восстаний крестьян, имевших место в конце 1918 г., была продолжением его идеи о совершившемся расколе крестьянства. Однако осенне-зимние восстания были не кулацкими, а общекрестьянскими. В них кулаки представляли интересы крестьян как класса мелких собственников, товаропроизводителей, интересы которых не совпадали с целями диктатуры коммунистов. Поскольку революционное государство не ставило задачи изменить систему отношений с крестьянством как классом товаропроизводителей, которому оно объявило беспощадную войну, не мог оправдаться и прогноз Ленина относительно сокращения количества "восстаний кулаков". Более того, вскоре восстания приобретут уже форму крестьянской войны с диктатурой коммунистов.
После подавления ноябрьско-декабрьских восстаний по семи военным округам (Петроградский, Московский, Ярославский, Орловский, Приволжский, Уральский, Западный) на призывные пункты, по официальным данным, явилось 1 134 356 человек. В армию было направлено 790 429 человек. Из них: 128 168 унтер-офицеров, 22 315 бывших офицеров, 10 885 моряков, несколько тысяч медицинских работников, 599 608 рабочих и крестьян и 5799 представителей буржуазии и помещиков, направленных в
281

Диктатура коммунистов в деревне.
тыловое ополчение431. Теперь армия на 83,4% состояла из мобилизованных, и лишь 16,6% являлись добровольцами. Ноябрьско-декабрьская мобилизация дала самое большое пополнение Красной Армии.
Но часть крестьян уклонилась от явки на призывные пункты. В годы мировой войны нормальной считалась неявка 10% призывников4". Осенью 1918 г. от призыва уклонились 200 032 человека, что составляло 17,6% от числа явившихся433. Учитывая сложность обстановки, процент уклонившихся нельзя считать значительным. Дезертировало с призывных пунктов 48 928 человек, или 6,2% от числа принятых434, что также ненамного превышало средний показатель в годы империалистической войны (5,3%). По расчетам военных специалистов, нормальным считалось дезертирство, неявка (по уважительным причинам) и уклонение в пределах 25%435. В данном случае этот процент не был превышен, что дает основания считать осеннюю мобилизацию крестьян успешной.
Всего за 1918 г. была проведена мобилизация крестьян 7 возрастов. По данным мобилизационного отдела Всероссийского Главного штаба, составленным для доклада Совету Труда и Обороны, по этим призывным возрастам на учете состояло 1 911 821 рядовых и 196 838 бывших унтер-офицеров. На сборные пункты явилось 1 724 824 рядовых и 107 163 унтер-офицеров. Среди рядовых от призыва уклонилось 312 166 человек, или 16,3% от состоявших на учете и 17,9% от числа явившихся. Среди бывших унтер-офицеров уклонилось 89 675 человек, или 45,5% от состоявших на учете и 83,7% от числа явившихся436. Эти данные показательны. Наиболее активно выражали свое нежелание идти на фронт крестьяне, имевшие хозяйства достатка выше среднего - а это, в основном, бывшие унтер-офицеры. Часть унтер-офицеров сознательно не желала воевать на стороне Советской власти, сопротивлялась мобилизации. Попав в армию, они нередко переходили на сторону белых. Именно ими были организованы восстания в гарнизонах Брянска, Орла, Коростени, Ро-гачева, Гомеля, Вологды, Нижнего Новгорода, Твери, Сызрани, Самары, Царицына и др.
Призыв в Красную Армию каждый раз превращался в неофициальный референдум доверия Советской власти. В конце 1918 г.
282

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
после серьезных колебаний около 80% крестьян высказывалось за Советскую власть. Это была не только беднота, но и значительная часть среднего крестьянства.
Итоги первого года диктатуры пролетариата были подведены в начале ноября 1918 г. VI Чрезвычайным Всероссийским съездом Советов. Это был первый съезд, на котором не было политической оппозиции. 97,5% делегатов принадлежали к партии коммунистов или сочувствовали ей437. Съезд обсудил вопрос о создавшемся в деревне двоевластии (комбеды и Советы). Большинство состоявшихся накануне губернских съездов отмечало укрепление низовых органов власти, их способность самостоятельно, без дополнительных контрольно-учетных организаций проводить политику диктатуры пролетариата. Съезды подчеркивали революционную роль комбедов в упрочении Советов. Однако последовавшие вскоре восстания крестьян, опровергнув эти радужные выводы, подтвердили необходимость ликвидации комбедов, как "ударных органов" (выражение Л.Д.Троцкого) диктатуры пролетариата.
Вопрос о целесообразности существования комбедов был поставлен впервые в середине октября межведомственной комиссией из представителей ВЦИК, народных комиссариатов внутренних дел, земледелия, финансов, Наркомтруда, ВСНХ и Госконтроля. Располагая сведениями лишь об 11,5 тыс. комбедов, члены комиссии тем не менее имели представление о реальных тенденциях развития классовой борьбы в деревне, роли и месте в ней организаций бедноты. Объединяя революционный актив деревни, комбеды нередко выходили за пределы своей компетенции, сплошь и рядом превращаясь в универсальные органы Советской власти на местах438. Свердлов считал, что свою историческую роль, как орган классовой борьбы бедноты, комбеды прекрасно выполнили, теперь они мешают основной организационной работе439. Представитель ВСНХ Соловьев предложил слить комбеды и Советы так, чтобы доминирующая роль в волостных Советах осталась за пролетарскими элементами440.
Документы съездов местных Советов, состоявшихся в конце 1918 - начале 1919 г. (Тверской и Пензенский губернские, Юрье-вецкий и Волховский уездные съезды и др.) отмечали, что комбеды не оправдали возлагавшихся на них надежд, оттолкнув от со-
283

Диктатура коммунистов в деревне.
ветской власти средних крестьян. "Если в прошлом году, - говорил В.В.Кураев на заседании аграрной секции VIII съезда РКП(б), - даже в лево-эсеровские дни, они (среднее крестьянство - Т.О.) ругали нас, то все же они верили нам, они не хотели никого взамен нас. Если вы пойдете теперь в деревню, вы увидите, что они всеми силами нас ненавидят, этого отрицать нельзя. Если сейчас ничего серьезного из этого факта не проистекает, то только потому, что нет силы, которая организовала бы их"441.
Поскольку на VI Всероссийском съезде Советов не было политической оппозиции, итоговая оценка комбедов была исключительно позитивной. Высоко оценив их роль в развитии революции в деревне, съезд постановил ликвидировать создавшееся там двоевластие путем слияния комбедов и Советов. Только при этом условии беднейшее и среднее крестьянство получит полную возможность окончательно закрепить за собой завоевания социалистической революции442, было записано в резолюции съезда. Съезд Советов принял решение о широкой амнистии политических заключенных. Освобождению из тюрем подлежали и крестьяне, "по несознательности участвовавшие в восстаниях" (речь шла о летних восстаниях - Т.О.), а также заложники443.
4 декабря 1918 г. была опубликована Инструкция ВЦИК о порядке перевыборов волостных и сельских Советов. ВЦИК предлагал в кратчайший срок провести перевыборы всех волостных и сельских Советов, а там, где они были ликвидированы комбедами, избрать их вновь. Губернские и уездные исполкомы должны были создать избирательные комиссии, которые должны были руководить проведением выборов в деревне. ВЦИК обращал особое внимание комиссий на соблюдение установленных Советской Конституцией норм избирательного права. Избирать и быть избранными в Советы могли 18-летние граждане РСФСР обоего пола независимо от вероисповедания, национальности, оседлости и т.п., не эксплуатирующие чужой труд. Лишались права участвовать в выборах помещики, кулаки, торговцы и другие лица, живущие на нетрудовые доходы или лишенные собственности в процессе революции, а также бывшие агенты полиции, жандармерии, стражники, служители религиозных культов, монахи и пр. "Вчерашние эксплуататоры не могут принимать участия в выборах Советов, - подчеркивалось в инструкции
284

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
ВЦИК. - Перевыборы будут иметь революционный смысл только тогда, если Советы будут избраны деревенской беднотой и средним трудовым крестьянством"444.
Лишение эксплуататоров избирательных прав было одним из теоретических положений программы государственного строительства коммунистов. Они провозгласили его еще в "Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа". Конституция РСФСР, принятая в июле 1918 г., подтверждала это. Она же юридически закрепляла прямые выборы только в сельские Советы. Депутаты в них избирались из расчета: 1 на 100 жителей, но не менее 3 и не более 50 депутатов на селение. Срок полномочий сельских Советов, как и ранее, устанавливался в 3 месяца445. После избрания сельских Советов в течение пяти дней должны были проводиться съезды Советов для переизбрания волостных исполкомов. На них делегаты посылались из расчета один от десяти членов сельских Советов (если членов меньше, то один от Совета). Исполнительный комитет, избранный съездом, становился органом Советской власти в волости. В течение трех дней после перевыборов волостные и сельские комбеды должны были сдать все дела и средства новым Советам и прекратить свою деятельность446.
Слияние комбедов с Советами проходило в декабре 1918 -марте 1919г. Это была первая всероссийская избирательная кампания, которой руководила коммунистическая партия. Она должна была подвести итоги социального эксперимента по ускоренному расколу крестьянства. Выборы проходили после ликвидации восстаний, со всей неотложностью показавших необходимость улучшения деятельности низовых Советов. Особенно большое внимание уделялось уездам, где были восстания.
В ряде губерний эсеры пытались использовать выборную кампанию для распространения своей литературы и закрепления в Советах. В Нижегородском уезде попытки левых эсеров использовать выборы для восстановления своего влияния на деревню447 были пресечены коммунистами, так же, как и в Рязанской губернии, где эсеры в восьми уездах распространяли листовки с призывами к восстанию против коммунистов448. Политотдел Южного фронта в помощь коммунистам губернии командировал 11 агитаторов и два отряда449. Часть выявленных групп эсе-
285

Диктатура коммунистов в деревне.
ров была арестована. 6 февраля 1919 г. Рязанский губисполком подвел итоги перевыборов. Ответственные за их проведение отмечали сложность обстановки в деревне. Член обкома партии, продовольственный комиссар губернии А.С.Сыромятников говорил, что в Ряжском уезде население враждебно относилось к прежнему составу Советов, работа которых была поставлена плохо. Военные комиссариаты не знали, кого надо мобилизовы-вать. Некоторые военкомы вводили военное положение на близлежащих улицах возле военкомата. Работа отделов хаотична, процветает пьянство, самодурство, вражда между сотрудниками450. В ряде деревень крестьяне отказывались голосовать за коммунистов и "целых списков коммунистов провести нигде не удалось, по большей части списки были комбинированными". Но на волостных съездах при выборе исполкомов списки коммунистов и бедноты проходили полностью451. Аналогичным было положение и в других уездах. В ходе перевыборов состав Советов губернии был обновлен, в них вошло 45-50% коммунистов и 20-25% сочувствующих452. Согласно мнению Рязанского губиспол-кома, население было удовлетворено новым составом Советов453.
В Тамбовской губернии кулаки и эсеры Усманского, Кирсановского, Козловского уездов вели кампанию против Советов и в то же время добивались права участвовать в выборах. В Андреевской волости Борисоглебского уезда кулаки уничтожили избирательные списки, убили одного и ранили двух членов избирательной комиссии454. Но коммунисты держали выборы под своим контролем. Итогом их деятельности было избрание в Советы от 27% (Елатомский уезд) до 62,8% (Кирсановский уезд) коммунистов, 55,4-83,5% сочувствующих им, 3,3-15,7% беспартийных и 0,5-1,9% левых эсеров455.
В Смоленской губернии в условиях острой борьбы проходила выборная кампания в Духовщинском, Сычевском, Гжатском, Вельском уездах. Для коммунистов выборы прошли удовлетворительно, закрепив за ними и им сочувствующими большинство мест в волисполкомах456. В тех случаях, когда в состав Советов проходили кулаки и спекулянты, избирательные комиссии назначали повторные выборы. Так 14 января Смоленская уездная избирательная комиссия по требованию коммунистов Богоро-дицкой волости произвела перевыборы, изменив состав волис-
286

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
Повторные выборы состоялись в Озерищенской и Волочковской волостях, где вследствие "малосознательное™" населения и пассивности партийных ячеек "контрреволюционным" агитаторам удалось вызвать недовольство Советской властью и ввести в исполкомы в большинстве кулаков. В этих волостях были созданы ревкомы и приняты энергичные меры по политической обработке населения458. Позже выяснилось, что среди сочувствующих, прошедших в волисполкомы, было много элементов "колеблющихся, неустойчивых, примазавшихся к Советской власти"459.
Сельские партийные ячейки, комбеды и избирательные комиссии тщательно готовили списки избирателей, не допуская в них лиц, лишенных избирательных прав по Конституции, а также участников восстаний. Они же намечали кандидатов в Советы. В Курмышском уезде Симбирской губернии в Языковской волости не были допущены к выборам 102 человека (6,8%). Кроме того, 540 "кулаков" были высланы из волости450. В Подольском уезде Московской губернии в 12 волостях права голоса было лишено 819 человек4*'. В Краснохолмском уезде Тверской губерний "кулаки" не были допущены к выборам в 16 селениях Ра-чевской волости, в 43 из 46 деревень Делединской волости и в 14 из 15 селений Могочской волости462. Таким образом перевыборы Советов обеспечивали в органах власти политическую монополию коммунистов и бедноты.
Активность крестьян на выборах была различной. Она зависела от многих причин: доверия населения к коммунистам, близости фронта, обеспеченности продовольствием, удовлетворенности крестьян деятельностью прежнего состава Советов и комбедов, силы общинных традиций, наличия мужчин. В период выборов многие мужчины выполняли трудовую повинность - заготавливали дрова, очищали дороги от снежных заносов и т. д. Сказывалась и психологическая подавленность среднего крестьянства, участвовавшего в восстаниях, что отражалось на его отношении к выборам.
Непривычное к демократическим принципам выборов крестьянство не могло сразу отказаться от традиционного представительного принципа общины: 1 голосующий от 5-10 дворов. Такой порядок прослеживается и в большинстве протоколов и
287

Диктатура коммунистов в деревне.
сельских анкет о выборах. Так, в выборах Тружинского сельского Совета Ивонской волости Задонского уезда Воронежской губернии имели право участвовать 1650 избирателей. Однако голосовало лишь 302 человека, т. е. один представитель от 5 избирателей, или 18,3% от имеющих право голоса. И выбирали Совет только мужчины4*3. В селе Ясековичи Вышневолоцкого уезда Тверской губернии из 3130 избирателей в выборах Совета участвовали лишь 35 мужчин, т. е. один от 9-10 избирателей, или 1,1% от имеющих право голоса464. Стоит отметить, что в новых условиях "десятидворцы" представляли интересы не зажиточных крестьян, как это было прежде, а бедноты и середняков.
Иными были выборы в Московской губернии. В 600 селениях Подольского уезда Московской губернии в голосовании участвовало 60 % избирателей445. В ряде волостей - Белутовская, Забо-рьевская и др., избирательные комиссии отметили 100-процентное участие крестьян. В 27 селениях Домодедовской волости из 3834 избирателей голосовало 3550 (92,5%), а 126 человек (3,2%) не были допущены к выборам. Из намеченных кандидатов 21 были отклонены волостной избирательной комиссией. В с. Нов-динском в выборах участвовало 155 из 170 жителей, имевших право голоса, а 15 человек не голосовали, так как в это время уехали за хлебом. При выборах Колычевского сельсовета комиссия отстранила 30 человек. В Добрятинской волости из 8479 избирателей явилось 3064 (36,1%). Здесь не были допущены к выборам 50 человек (0,6%). Больше всего было лишено права голоса при выборах 11 сельских Советов в Островской волости (327 человек) и в Вороновской волости (180 человек)466. Всего по уезду к голосованию не было допущено 713 человек. В Подольском уезде в 144 сельских Совета было избрано 518 членов, из них 14 коммунистов (2,7%), 274 сочувствующих (52,8%). Беспартийные получили 230 мест (44,5%)467. В уездах, где были восстания, крестьяне не голосовали за коммунистов. Так, в Верейском уезде в 148 сельских Советах коммунистов среди избранных было 3%, сочувствующих - 23%, беспартийных -73%, левых эсеров и анархистов по 0,3%468. В Можайском уезде из 186 сельских Советов коммунисты были представлены лишь в 82. В 104 Совета были избраны только беспартийные469. В Московской губернии только из Клинского уезда поступили сообщения о вялом ходе избира-
288

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
тельной кампании, незначительной явке, враждебном отношении населения к выборам. Основной причиной политической апатии был голод470.
По данным пяти губерний - Казанской, Московской, Нижегородской, Тверской и Тульской, в 763 сельских Совета было избрано 30 276 членов471. Абсолютное большинство их было беспартийными, стоящими на платформе Советской власти. В Советах Тульского уезда все 1770 членов были беспартийными472. В сельских и волостных Советах Нижегородской губернии коммунистов было ! 5%, сочувствующих - 36%, беспартийных - 49%473. Причем наивысший процент коммунистов (35) дали выборы в 230 сельских Советов Княгининского уезда474. Этому уезду коммунисты губернской парторганизации уделяли особое внимание, поскольку крестьянство здесь активно сопротивлялось всем мероприятиям Советской власти.
Основная масса новоизбранных членов сельских Советов была из бедноты и средних крестьян, причем представительство бедноты колебалось от 31% (Вяземский уезд Смоленской губернии) до 70% (Царевококшайский уезд Казанской губернии). Середняков было от 29% (Дмитриевский уезд Курской губернии) до 70% (Тетюшский уезд Казанской губернии). Наиболее равномерным представительство бедноты и середняков было в Нижегородской губернии - по 47,8%, в Вышневолоцком уезде Тверской губернии - по 50%. В Северной области беднота имела некоторое преимущество: 54 против 40% средних крестьян.
Но и кулакам удавалось пройти в Советы. Они получили 0,7% мест в Нижегородской губернии, 5% в Вяземском уезде, 7,3% в Старорусском, 9% в Новгородском, 14,9% в Вятской губернии. В Можайском уезде, в сельских Советах которого большинство состояло из беспартийных, отчетные документы отмечали наличие во многих Советах кулаков, выдававших себя за беспартийных середняков. Их наличие в сельских Советах после перевыборов отмечалось и в других местах. Избирательные комиссии и волисполкомы в последующем выявляли и удаляли из органов власти кулаков и лиц, не оправдавших доверия бедноты.
Рабочие в сельских Советах были представлены неравномерно. Их было больше в промышленных волостях, в селах с отхожими промыслами и пригородных селениях больших городов, и
19—1142 289

Диктатура коммунистов в деревне.
меньше в аграрных губерниях. Около 50% членов вновь избранных сельских Советов составлял комбедовский актив. Комбедов-цы обычно становились их председателями.
В сельских Советах исполнительным лицом являлся председатель. Работоспособность сельской власти зависела, прежде всего, от авторитета председателя Совета у односельчан. Бедняк и коммунист авторитетом у крестьян-собственников не пользовались. Они удерживали власть давлением сверху и силой оружия. И, как показали ближайшие же месяцы нового года, прочность такой власти была иллюзорна. Самое массовое звено государственного аппарата - сельские Советы - еще долго (до 1925-1926 гг.) оставались наиболее слабым звеном в системе коммунистической диктатуры.
В течение недели после избрания сельских Советов созывались съезды для формирования волостной власти - исполкомов. Их выборы показали, что коммунистическая партия стала единственной политической силой в деревне.
Ни в одной волости правые эсеры не выступали на выборах под своими лозунгами. Они получили ничтожно мало мест в сельских и волостных Советах. В ряде случаев им удавалось попасть в Советы в качестве беспартийных. Так же редко проходили в Советы, открыто защищая свою платформу, левые эсеры. Например, в Мценской волости Новгородской губернии левые эсеры на тайном сходе предложили не избирать в Совет коммунистов. И им удалось провести в его состав беспартийных. Однако Совет был вскоре переизбран475. Единично в некоторых волостях в Советах были представлены революционные коммунисты.
В нашем распоряжении имеются данные о партийном составе 1423 волостных исполкомов 96 уездов 16 губерний Центра, Поволжья и Урала. В их состав было избрано 8955 членов. Из них коммунистов было 3681 (41,1%), сочувствующих РКП(б) - 2872 (32%), беспартийных - 1797 (23,6%), прочих 3,4%476. Коммунисты и сочувствующие РКП(б) вместе имели в волостных исполкомах 73,1%. Высокое представительство коммунистов в Советах нередко отражало левацкое стремление превратить партию из руководящей силы в правящую. Это был упрощенный метод руководства народными массами и прямой путь к командно-административной системе.
290

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
Из 23,6% беспартийных членов волостных исполкомов большинство определяли свою позицию как стоящие на платформе Советской власти, поддерживающие ее, сочувствующие ей. Но среди них наряду с искренними сторонниками Советской власти были и те, которых называли "примазавшиеся", хотя немало их было и среди коммунистов.
Наиболее полные данные о партийности и социальном составе волостных Советов удалось собрать по четырем промышленным губерниям - Владимирской, Московской, Нижегородской, Смоленской и трем аграрным губерниям - Курской, Тамбовской, Рязанской.
В Московской губернии, по сведениям 7 уездов (Богородский, Верейский, Дмитровский, Звенигородский, Можайский, Московский, Серпуховский), в волостные исполкомы было избрано коммунистов 51,7%, сочувствующих - 18%, беспартийных - 31%. Более всего коммунистов было представлено в волиспол-комах Богородского (91,7%) и Верейского (89%) уездов. Наименьший процент коммунистов был в волисполкомах Подольского уезда - 13,3. Здесь же было больше всего беспартийных -50%. В этом уезде в волостные Советы прошли 1 левый эсер, 2 сочувствующих им, 1 анархист. 33% членов были сочувствующие РКП(б). На втором месте по числу беспартийных был Звенигородский уезд, в 16 волостных Советах которого было 49% беспартийных477.
В Нижегородской губернии, по данным 266 волостей 11 уездов, в волостные исполкомы были избраны 1801 человек. Из них 742 (41%) были коммунисты, 486 (20,6%) сочувствующие им, 558 (31%) - беспартийные, 6 (0,3%) - левые эсеры и сочувствующие, 8 (0,4%) - анархисты и представители других партий478.
Упрочение позиций коммунистов в низовых Советах в ходе их перевыборов и слияния с комбедами имело место во всех губерниях. В аграрных губерниях, где еще в сентябре-октябре 1918 г. было заметно влияние левых эсеров, выборы дали значительное увеличение числа коммунистов в Советах. Так, в 18 волостных исполкомах Льговского уезда в октябре коммунистов и сочувствующих было 43,7%, а левых эсеров - 51,8%. В декабре коммунистов стало 57%, сочувствующих 9,5%, революционных коммунистов - 16%, беспартийных - 17,5%. В 16 волостях Курского уезда
19* 291

Диктатура коммунистов в деревне.
из 191 членов Советов коммунистов стало 131 (68,6%), кандидатов партии и сочувствующих - 36 (18,8%), остальные места принадлежали беспартийным. Таким образом почти 88% мест заняли коммунисты и сочувствующие479.
В Задонском уезде, как сообщала 5 февраля 1919 г. "Правда", перевыборы "очистили Советы". В них вошли 54,5% коммунистов, 40,9% сочувствующих, 7,6% - беспартийных. В числе избранных было 45,4% бедняков и 54,5% середняков480. Однако, это был результат левацкой установки на "диктатуру партии". В некоторых местах избирательные комиссии предписывали проводить в волостные исполкомы и сельские Советы только коммунистов и сочувствующих. Так из-за беспартийности членов волисполкома не был утвержден Бородинский Совет Можайского уезда481 и др.
В результате слияния комбедов и Советов беднота имела в органах власти от 30 до 70% (в среднем 48%), середняки столько же, рабочие от 0,5 до 28% (в среднем 3%). Представительство прочих социальных прослоек было незначительным (в среднем менее 3%). Большинство мест в волостных исполкомах имели крестьяне: более 80% в Тверской, Тульской, Курской, Орловской, Тамбовской, Владимирской губерниях. В Рязанской губернии - около 75%. В Нижегородской губернии крестьяне в волисполкомах составляли 54,4% (808 членов из 1485), причем беднота и средние крестьяне в губернии были представлены на равных. 287 членов были рабочими (19,3%), 25 (1,7%) кустарями, 364 (24,5%) - прочими (в основном секретари исполкомов, но были и учителя, фельдшеры, художники).
Рабочие в волостных Советах Тульской губернии составляли в среднем 22,2%, во Владимирской - 18,3, в Рязанской 25,4, в трех уездах Тверской губернии - в среднем 18,3% (в Новоторожском - 28%, Старицком - 21%, Зубцовском - 6%). В аграрных губерниях рабочие в волостных Советах были представлены весьма неравномерно - от 0 до 25%. В основном это были рабочие, вернувшиеся из городов, отходники и члены продотрядов. Они занимали должности председателей Советов, заведующих отделами. Введение в Советы рабочих и вообще лиц со стороны облегчало коммунистам руководство деревней, но оно приводило к отрыву власти от крестьянства.
Советская Конституция впервые уравняла женщин в политических правах с мужчинами. Но участие женщин в выборах сельских и волостных Советов было крайне редким явлением.
292

Новая волна крестьянских восстаний. Ликвидация комбедов
Общие итоги выборов низовых Советов коммунисты считали удовлетворительными. И они были лучшими из всех выборов, проходивших в 1918-1920 гг. Слияние комбедов с Советами закрепило в деревне политическую монополию РКП(б). Бедняцко-середняцкий состав Советов не изменился и в последующие перевыборы. Но удельный вес коммунистов в связи с многочисленными мобилизациями в Красную Армию и падением их политического и морального авторитета в сельских Советах понизился затем до 2,8% (вместе с сочувствующими - до 5,2%), в волостных исполкомах - до 32%482.
Устранение политических противников от участия в выборах, лишение избирательных прав части населения, равно как и предшествовавшие этому жестокие способы подавления взрывов народного недовольства, были прямым следствием установления в стране однопартийной системы власти. О ненормальности такого положения заявляли ближайшие и менее удачливые попутчики коммунистов в революционной борьбе - левые эсеры. "Вы отупели до того, - обращаясь к руководителям РКП(б), говорила в ноябре 1918 г. лидер эсеров М.А.Спиридонова, - что всякие волнения в массах объясняются только агитацией или подстрекательством. Вы перестали быть социалистами в анализе явлений, совершенно уподобляясь царскому правительству, которое тоже повсюду искало агитаторов и их деятельностью объясняло все волнения"483. Обращение "в конце концов, к господству, к обману масс, к насилию", - таков был подмеченный лидером левых эсеров вектор эволюции утверждавшейся в России однопартийной власти большевиков484.

Крестьянский фронт гражданской войны.
Глава 5. Крестьянский фронт гражданской войны. 5.1. Мятежный 1919-й год
В советской историографии 1919 год проходит под знаком мобилизации всех сил страны на выполнение установок VIII съезда РКП(б) о союзе со средним крестьянством и анализа деятельности РКП(б) и Советов по организации разгрома Колчака и Деникина, как год блестящих побед Красной Армии. Ни у одного автора мы не находим ни слова об обострении борьбы внутри "осажденной крепости", о крестьянской войне, развернувшейся в деревнях Центральной России. О крестьянстве вспоминают главным образом при освещении партизанского движения против Колчака в Сибири, "атаманщины" и "кулацкого бандитизма" на Украине. Вспоминают, когда речь заходит об экономической политике советской власти, чтобы подчеркнуть, как крестьянство давало хлеб в "ссуду" государству бесплатно, что помогло стране Советов выиграть великую классовую битву. И только для 1920 г. отмечается разрушительное влияние продразверстки на крестьянское хозяйство.
Историография второго года гражданской войны значительно фальсифицирована. В предельно идеологизированных работах преувеличены социально-политическое единство трудящихся и роль РКП(б) в деревне. Многие авторы утверждают, что идеология и политика РКП(б) обеспечили прочный тыл Красной Армии. Самым действенным средством укрепления союза с середняком считалось "форсированное строительство в деревне коммунистических ячеек. Их особая роль определялась тем, что они вели работу по идейному воспитанию и организационному сплочению крестьян постоянно, повседневно, с глубоким знанием их условий жизни и социальной психологии, соприкасаясь с самой широкой деревенской массой"1. Насколько далеко это утверждение от действительности, видно из анализа крестьянских восстаний 1918г. Ячейки РКП (б), часто состоявшие из пришлых и чуждых деревне людей, заменяли Советы и комбеды, становясь военизированными органами, осуществлявшими коммунистическую диктатуру. Именно их действия нередко были причиной крестьянских выступлений. Весной 1919 г. многие сельские ячей-
294

Мятежный 1919-й год
ки РКП(б) распались: часть коммунистов ушла на фронт, другие, боясь партийной мобилизации и мести односельчан, вышли из РКП(б).
Крестьянство в гражданской войне защищало свои интересы, отличные от намерений коммунистов насилием построить социалистический рай. В монографии М.С.Френкина, изданной в 1987 г. в Иерусалиме, "Трагедия крестьянских восстаний в России. 1918 - 1921 гг.", впервые в историографии крестьянские восстания в условиях советской власти поставлены как самостоятельная проблема. Автор дает негативные характеристики всей внутренней политике коммунистов, возлагая на Ленина вину за возникновение гражданской войны. "Трагедией крестьянских восстаний, - считает Френкин, - были стихийный, неорганизованный характер и отсутствие должного политического руководства этим мощным движением. Особенно роковыми для восстаний оказались непростительные ошибки эсеровской партии, которая в условиях гражданской войны заблаговременно не создала свою вооруженную силу в противовес большевикам"2. Отмечая масштабность крестьянского движения в 1919г., автор полагает, что его бедой было то, что оно носило оборонительный характер и не встало на путь инициативной, самостоятельной борьбы3. Вместе с тем он отмечает, что 1919 год внес в крестьянское сопротивление новую, специфическую форму борьбы - "зеленое" движение. Это движение Френкин рассматривает на материалах Северного Кавказа, района Сочи. В тот год в крестьянском движении, по мнению автора, появились элементы организованности. Оценивая в целом крестьянское сопротивление, Френкин полагает, что "отчаянная борьба с большевистским произволом носила безусловно прогрессивный характер", хотя "в восстании были и некоторые реакционные черты, так как они все даже необходимые государственные мероприятия рассматривали как покушение на свободу и вообще отказывались от всяких государственных повинностей"4. Стремление крестьян к нейтральности автор считает нереальным. Ограниченный круг источников, на которых создан труд Френкина, не позволил ему рассмотреть проблему дезертирства, как форму борьбы крестьянства против коммунистической диктатуры, и шире проанализировать социальную базу по-встанческо-партизанского движения в Центральной России.
295

Крестьянский фронт гражданской войны.
Более категорично оценивает сопротивление крестьян политике коммунистов М.Бернштам. В работе, изданной в 1979 г. в Париже, он считает повстанчество перманентным - с первых дней 1918 г. и "последующие 5 лет насквозь. Соответственно - и это принципиально важно - сопротивление было направлено не против отдельных особенных временных мероприятий коммунистического режима, а против всех социалистических преобразований как таковых"5. Народное сопротивление 1917 - 1922 гг.. заключает автор, являлось силой антикоммунистической и антиреволюционной. "И в этом глубокое историческое единородство повстанчества и всего народного сопротивления с белым движением"6. С такой оценкой крестьянского движения в первые годы советской власти едва ли можно согласиться. "Единородства" его с белым движением не было. Против белых крестьянство боролось не менее решительно, чем против красных, хотя летом 1919 г. крестьянские восстания способствовали продвижению армии Деникина к Москве. Но возвращение помещиков и жестокости белого движения привели к поддержке крестьянством советской власти в самый критический момент ее истории.
1919 год начался победами Красной Армии на фронтах. "Демократическая контрреволюция" потерпела идейное и военное поражение в Поволжье и на Урале. Часть правых эсеров и меньшевики поняли, что они своей борьбой с властью Советов облегчают консолидацию сил реставрации. Ликвидация Брестского мира подтолкнула некоторых противников советской власти из демократического лагеря к пересмотру своих позиций. Левое крыло меньшевиков (Мартов) и центр (Дан, Церетели) отказались от лозунга Учредительного собрания, так как "он мог быть использован как знамя и прикрытие прямой контрреволюции". Советский строй меньшевики признали "как факт действительности, а не принцип". Они заявили о разрыве союза с буржуазией и отказе поддерживать интервентов, рассчитывая изменить политику советской власти "изнутри"7.
Разгром в ноябре 1918 г. Комуча Красной Армией и эсеровской Уфимской Директории Колчаком привели к расколу и среди правых эсеров. В феврале 1919 г. конференция правых эсеров высказалась против вооруженной борьбы с советской властью и блокирования с буржуазией8. Тем группам эсеров, которые под-
296

Мятежный 1919-й год
держали этот курс, Советская власть разрешила, как и меньшевикам, работать в Советах и вести легальную деятельность, хотя они не отказывались от идейной борьбы с коммунистами, надеясь на постепенное совершенствование форм народовластия. Другая часть партии эсеров, представленная центристом В.М.Черновым и не согласная с решениями съезда, ориентировала остатки партии на борьбу на два фронта, пытаясь олицетворять "третью силу"'. И наконец третья, крайне правая фракция этой партии, сгруппировавшаяся вокруг высланных Колчаком за рубежи России Авксентьева и Зензинова, по-прежнему отстаивала коалицию с буржуазией, усиление интервенции и непримиримость к власти Советов. К июню 1919 г. ЧК ликвидировала 15 правоэсеровских организаций, выступавших против советской власти10.
Левые эсеры, ушедшие в подполье, взяли курс на "динамитную борьбу": террористические акты против ЧК, коммунистов и ликвидацию диктатуры пролетариата. В январе - феврале 1919 г. они участвовали в перевыборах волостных Советов в Рязанской, Воронежской и других губерниях, но крестьяне боялись голосовать за них, так как выборы проходили под контролем коммунистов. Поскольку распространяемая левыми эсерами литература и листовки содержали антикоммунистические призывы, органы ЧК провели массовые аресты левых эсеров, в том числе и руководства партии. К лету было ликвидировано 45 левоэсеровских организаций". Влияние левых эсеров больше всего прослеживается в повстанческо-партизанском движении на Украине, в организации выступлений в воинских частях и движении дезертиров ("зеленых"), принявшем массовый характер летом 1919 г. в центральных губерниях.
В конце 1918 г. казаки Дона, потерпев ряд серьезных неудач на фронте, отказались продолжать борьбу с советской властью, заявив о нейтралитете, и целыми полками сдаваясь в плен. Украину покидали войска Германии и Австрии, подталкиваемые крестьянскими повстанцами.
Зимой 1918-1919 гг. фронты откатились от центра, раздвинувшись на 2 тысячи верст. Но военная опасность не миновала. На Урале и в Сибири крестьяне поддержали адмирала Колчака, что позволило ему создать армию в 400 тысяч человек. Тыл Колчака
297

Крестьянский фронт гражданской войны.
подпирали 150 тысяч войск интервентов. В марте 1919 г. Колчак приближался к Волге.
Мобилизации в армию, трудовые повинности и сдача хлеба государству оставались в это время главными в жизни деревни.
В январе 1919 г. была введена продовольственная разверстка. Народный комиссариат продовольствия определял губерниям размеры и сроки обязательных поставок хлеба, исходя из имеющихся данных о посевных площадях и средней урожайности. Им же были определены предельно допустимые нормы потребления: 12 пудов зерна и 1 пуд крупы на человека в год. (Определенные Наркомпродом нормы потребления были ниже физиологических на 6 пудов).Устанавливались также нормы потребления зерна и фуража для скота. Все остальное считалось излишками и подлежало сдаче государству по твердым ценам, которые были значительно ниже рыночных. По закону бедняцкие и середняцкие дворы, т. е. с посевом в 3-4 дес. на семью в 6 человек (а таких крестьян было около 60%) от продразверстки освобождались. С 16 губерний Европейской России предполагалось собрать 296,45 млн пудов хлеба. К 1 марта крестьяне должны были сдать 70% разверстки, к 15 июня - остальные 30%. Утех, кто не сдал добровольно, хлеб отбирался бесплатно. Местным продорганам разрешалось увеличивать объем разверстки для своих нужд. Размеры разверстки были непосильны для крестьян. Поэтому крестьяне саботировали сбор сведений об урожайности полей, предоставляли ложные данные о размерах посевных площадей и результатах пробных обмолотов. Вскоре монополия государства распространилась на все продукты сельского хозяйства. Властные структуры ужесточали методы борьбы по реализации разверстки. Увеличился объем натуральных повинностей - трудовой, гужевой, дровяной, по расчистке железных дорог от снега и др. Возросло налоговое обложение. Натуральные повинности и налоги превышали их объем времен крепостного права. Кроме того, одна за другой следовали мобилизации в армию мужчин, лошадей, коров. Тяжелым бременем для крестьян были обязательные поставки для армии транспортных средств - лошадей, конной упряжи, подвод.
По военно-конской переписи 1912 г. в стране числилось 17 682 698 лошадей рабочего возраста. За годы мировой войны
298

Мятежный 1919-й год
(1914-1917 гг.) из деревни для армии было взято 6% всех коней и 28% лошадей - всего 1 650 999 голов. Кроме того, деревня поставила армии 1118 779 повозок (около 10%)12. В период демобилизации армии конские запасы были розданы крестьянам. Создание новой армии требовало их возвращения и мобилизации новых лошадей.
26 июля 1918 г. в стране была введена военно-конская повинность. Общее поголовье лошадей, годных для службы в армии, уменьшилось. Ликвидация помещичьих имений, разгром культурного коневодства нанесли большой ущерб делу. Конских запасов для кавалерии и формирующейся армии не было. Мобилизация лошадей у населения проводилась с учетом имущественного состояния их владельцев. Все лошади изымались у лиц, для которых они являлись предметом роскоши, а также у кулаков, лавочников. У крестьян, имевших более двух лошадей, мобили-зовывалась 3-я и 4-я лошадь. У однолошадного хозяина лошадь не должна была изыматься, но могла быть заменена негодной для службы в войсках.
Мобилизация лошадей начиналась с их учета. Крестьяне противились этому запутыванием учета, массовым убоем лошадей, подстрекательством к неподчинению, организацией антисоветских выступлений. Такие выступления имели место во многих уездах - в Глазовском и Нолинском уездах Вятской губернии13, в Лебедянском уезде Тамбовской губернии14, в Калачевском и Бобровском уездах Воронежской губернии15, в Старицком уезде Тверской губернии16, Богородицком уезде Тульской губернии, Верейском, Рузском, Подольском Московской17 и др.
В Воронежской губернии в октябре 1918 г. в Иващенковской волости Алексеевского уезда крестьяне скрывали лошадей при содействии Советов и комбедов. В адрес волостного военного комиссариата постоянно раздавались угрозы расправы, если он будет проводить мобилизацию. В Иловской волости сельские Советы отказывались приводить лошадей на сдаточные пункты. В Копанской волости крестьяне продавали принятых на учет лошадей. Съезд волостных военных комиссаров решил принять энергичные меры18. Против крестьян был выслан бронепоезд с 60 красноармейцами и отряд в 50 человек. В деревне Рудня Курской волости Калачевского уезда той же губернии реквизиционный
299

Крестьянский фронт гражданской войны.
отряд, прибывший за лошадьми, был встречен сильным ружейным и пулеметным огнем. Для подавления сопротивления сюда также был послан бронепоезд с командой в 60 человек и отряд в 50 человек. Когда волость "сдалась", было арестовано 25 человек".
За вторую половину 1918 г. было проведено пять мобилизаций лошадей. Они вызывали недовольство крестьян как из-за низких цен (к тому же деньги не выплачивались месяцами), так и из-за того, что изъятие лошадей вело к упадку хозяйств. К февралю 1919 г. Красная Армия получила 233 151 лошадь20. Из деревень центральной России было изъято наибольшее количество лошадей. Курская губерния к марту 1919 г. поставила их около 22 тысяч, Тамбовская - около 19 тысяч, Рязанская - более 14 тысяч, Тульская - около 12 тысяч21. Больше всех дал Московский военный округ - 53 966 лошадей, меньше Уральский - 41 051, Орловский - 40 238, Приволжский - 37 348 лошадей22.
Массовые мобилизации лошадей вели к падению производительных сил в сельском хозяйстве. На 100 крестьянских хозяйств в Тульской губернии приходилось 80,3 лошадей, или одна лошадь на 9,04 десятины пахоты, в Рязанской губернии - одна лошадь на 10-11 десятин, в Кирсановском уезде Тамбовской губернии - на 15,5 десятин23. Местные Советы просили прекратить набор лошадей, так как в деревнях остались лишь истощенные, больные и непригодные для армии лошади. Из имевшихся в Рязанской губернии 143 274 лошадей считались пригодными для армии только 778524.
В феврале-марте 1919 г. была проведена последняя массовая и повсеместная конская мобилизация. По четырем военным округам - Московскому, Петроградскому, Орловскому и Ярославскому - она была реализована лишь на 31 "/о25. Лошадей приходилось брать даже у однолошадных хозяев без замены. Губернские военные комиссары доносили, что дальнейшее изъятие конского поголовья из деревень невозможно, ибо грозит срывом весенних полевых работ и может вызвать нежелательные эксцессы26.
В апреле 1919 г. от принудительного набора лошадей отказались и перешли к закупке их по рыночным ценам. Изъятие скота у крестьян для нужд армии неоднократно было поводом для выступлений против местных властей и расправы с коммунистами.
300

Мятежный 1919-й год
Это тоже был фронт гражданской войны. Реквизиции скота, особенно лошадей и коров, нанесли ощутимый урон середняцкому хозяйству. В 1919 г. убыль лошадей составила 54%, овец - 21,5, свиней - 44,1%27.
С января 1919 г. мобилизации крестьян в армию следовали одна за другой. В январе 1919 г. был объявлен призыв двух возрастов: 1892 и 1891 года рождения. В марте в связи с приближением армии Колчака к Волге была объявлена мобилизация лиц 1890 года рождения. 11 апреля были призваны рабочие и крестьяне пяти возрастов (1886-1890 г. р.) в девяти неземледельческих губерниях. Однако более 45% крестьян уклонились от явки на призывные пункты. 25 апреля ВЦИК принял декрет "О призыве среднего и беднейшего крестьянства к борьбе с контрреволюцией" . По этому декрету каждая волость должна была выделить 10-20 добровольцев, стойких защитников Советской власти, по возможности из бывших солдат, имевших военный опыт. Предписывалось их одеть," обуть, снарядить и вооружить, но "ни в коем случае, однако, не обременяя крестьян-середняков и бедняков"28.
Призыв этих "добровольцев" сопровождался широкой агитационно-разъяснительной кампанией, организованной посланными в 28 губерний уполномоченными ЦК РКП(б), ВЦИК и Совнаркома. Однако мобилизация "волостников", как отмечал ЦК РКП (б), не дала ожидаемых результатов29. Вместо 140 тысяч добровольцев деревня с трудом выделила 24 661 человека30. В основном это были старики, инвалиды, подростки, т. е. лица, не пригодные для сельскохозяйственных работ. Военные комиссары всех губерний и уполномоченные ЦК РКП(б) доносили, что, несмотря на принятые меры, мобилизация середняков проходит вяло, с большими затруднениями31. Принцип добровольности, вполне оправдавший себя среди коммунистов и членов профсоюзов, не был поддержан средними крестьянами, предпочитавшими мобилизацию по годам. Так, из 173 волостей Пензенской губернии 35 отказались выставлять добровольцев32. В Новохоперском и Бирюченском уездах Воронежской губернии ни одна волость не дала людей33. В Рязанской губернии вместо 3000 человек деревня выделила лишь 300м. Когда среди жителей деревни, волости не находилось добровольцев, то сельские сходы, Советы и волисполкомы должны были сами определить 10-20 крестьян,
301

Крестьянский фронт гражданской войны.
подлежащих отправке на фронт. Но, не имея четких критериев для определения таких лиц, Советы часто отказывались от проведения этой мобилизации, чтобы не вызвать "неудовольствия одних другими"35. В ряде волостей "добровольцев" определяли по жребию.
Наибольшее число добровольцев из середняков дали Поволжские губернии, где крестьяне раньше других поняли опасность реставрации старой власти. В мае-июне здесь была сформирована Первая Приволжская татарская стрелковая бригада численностью в 11,5 тысяч человек, в основном из крестьян-добровольцев16. Успешно шло формирование и других национальных частей.
За первую половину 1919 г. в армию было призвано 14 возрастов, давших более 523 тысяч человек. Мобилизации изъяли почти всех трудоспособных рабочих и крестьян. Кроме ранее объявленных призывов в армию, 15 мая был опубликован декрет о мобилизации солдат старой армии, вернувшихся из плена и о десятипроцентной мобилизации членов профсоюза. 22 мая был объявлен всеобщий призыв 19-летних - последний плановый призыв 1919г., проходивший в период летних полевых работ и также не давший практических результатов.
Массовое вовлечение крестьян в армию привело к росту уклонений от призывов и дезертирству из ее рядов. Дезертирство возникло с переходом от добровольчества к формированию армии на основе мобилизации. Массовым оно стало весной 1919 г., превратившись в острейшую социально-политическую проблему. Среди дезертиров 75% составляли уклонившиеся от призывов, 18-20% уходили с призывных пунктов и из эшелонов, следовавших на фронт, и 5-7% - дезертировали с фронта". Деревня оказалась во власти дезертиров. Сельские Советы скрывали их, боясь мести.
Массовые мобилизации выкачали из деревни комбедовский актив. Сельские ячейки РКП(б) распались. Советы перестали функционировать. "Осередняченное" крестьянство возвращалось к традиционному общинному управлению - мирской сход, староста. Центральная власть теряла контроль над деревней. В уездах и волостях все чаще исполкомы заменялись назначенными ВРК. Приказ, заложники, расстрелы, контрибуции, штрафы,
302

Мятежный 1919-й год
конфискации - методы управления деревней в 1919 г. Крестьянство отвечало на это саботажем распоряжений центральной власти. По мере возрастания репрессий деревня переходила от пассивного сопротивления к методам крестьянской войны: террору против коммунистов и советских работников, разгрому колхозов и совхозов, насаждаемых центром, партизанским приемам борьбы.
Немалое влияние на настроения крестьян имела общая обстановка на фронтах. Неудачи Красной Армии, вызывая усиление враждебной деятельности белогвардейских агентов и кулаков, увеличивали дезертирство и сопротивление власти. Нужны были огромные усилия партийного, советского и военного аппаратов, чтобы убедить крестьянина в необходимости идти на фронт. ЦК РКП(б), анализируя причины дезертирства, отмечал, что кроме глубоких социально-политических истоков, оно нередко питается и усиливается враждебной агитацией, дефектами мобилизации и формирования частей38. Рост дезертирства в весенне-летний период объяснялся и тем, что мобилизации проходили в пору полевых работ, а деревне катастрофически не хватало рабочих рук. Из деревни в армию шли письма с жалобами, что некому сеять, косить, починить избу, что кулаки притесняют, не дают покоса, что задерживается выдача пособий и пр. Среди причин дезертирства заместитель председателя Высшей военной инспекции И.А.Данилов в мае 1919 г. называл самодурство, взяточничество, хулиганство и насилия, чинимые советскими работниками и коммунистами. "Получаемые с родины сведения о бесчинствах представителей Советской власти разлагающим образом влияют на фронт"- писал он. Беспокойство за необеспеченность семей и их притеснения являлись одной из причин побегов из армии3'.
Распространению дезертирства способствовала также безнаказанность ранее уклонившихся и убежавших из частей. Во многих письмах в армию сообщалось, что дезертиры свободно проживают в деревнях и борьба с ними не ведется40. Ранее уклонившиеся и дезертировавшие держали в страхе сельские власти, разлагающе действуя на новых призывников. В Александровском уезде Владимирской губернии левые эсеры снабжали дезертиров оружием. Они объединились с несколькими тысячами "зеленых"
303

Крестьянский фронт гражданской войны.
из Московского уезда. Посланные против них небольшие отряды красноармейцев были разбиты, часть была расстреляна, а часть живыми сожжена41. В Макарьевском уезде, где было много дезертиров и уклонившихся, при проведении мобилизации призывников 1899 г. рождения в 10 из 12 волостей крестьяне отказались явиться на сборные пункты42. В деревнях Костромской губернии за 2,5 месяца выявлено 10 494 дезертира, сообщал 13 мая во Всероссийский Главный штаб уполномоченный СНК А.В.Луначарский. Причина уклонений, писал он, не только в том, что крестьяне не хотят отпускать последних работников и тем губить свое хозяйство, но и в том, что "никакая новая мобилизация не будет проходить сколько-нибудь удовлетворительно, пока все кругом кишит уклонившимися". Крестьяне дезертируют "вовсе не из-за ненависти к Советской власти, а потому что плохо кормят и совсем не обувают"43. 30 мая 1919 г. пленум Владимирского губисполкома Совета, обсудив вопрос об угрожающих размерах дезертирства и уклонений, постановил ходатайствовать перед ВЦИК о приостановке новых мобилизаций до ликвидации в пределах губернии дезертирства44. Поскольку и другие губернии Ярославского военного округа были переполнены дезертирами, мобилизации в нем были временно прекращены45. Проведение новых призывов без решительной борьбы с уклонениями и дезертирством теряло смысл.
Дезертирство и уклонения от призывов не только ослабляли Красную Армию, но и разрушали тыл. Сотни тысяч людей, практически оторванных от производительного труда, скрывающиеся в лесах (отсюда их название "зеленые"), стали находкой для контрреволюции. В прифронтовых губерниях банды дезертиров через белогвардейских офицеров устанавливали связи со штабами белых армий и выполняли их задания по разрушению тыла Красной Армии. Они терроризировали население, отбирали продукты, скот, уничтожали документы волостных исполкомов и военных комиссариатов, убивали коммунистов, сжигали их дома. Работники сельских Советов, боясь мести, не представляли списки призывников, не доводили до сведения населения распоряжения правительства, становясь невольными, а иногда и сознательными, сообщниками и укрывателями дезертиров. Деревня жила в страхе.
304

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.